Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

ИСТОРИЯ • КРАЕВЕДЕНИЕ




И.С. Золотов,
г. Ярославль


ВСЯ МИЛИЦИЯ НА БОРЬБУ… С НАПОЛЕОНОМ

Посвящается моим родителям:
Шиловой (Золотовой) Лидии Михайловне
и Золотову Сергею Ивановичу

          Материалы первого выпуска альманаха Ярославского историко-родословного общества не могут оставить читателей равнодушными. Ибо речь здесь идет о самом главном для человека: «Кто я? – Единственный в мире индивидуум, неповторимый по бытию и незаменимый по ценности, - или «пылинка» среди мириад таких же. – Зачем я существую?» Весьма достойное место, по моему мнению, занимает в альманахе публикация И.Ю. Соснера «Стоя на плечах титанов…». События посвящены борьбе Ярославского ополчения против французов в войне 1812 года. Насыщенность фактами – основное достоинство статьи. Для этого, без сомнения, пришлось изучить обширную историографию. Автор четко провел главную мысль: «Войну 1812 года выиграли фельдмаршалы, генералы, титулованные дворяне во главе с «титанами» - Александром I и Кутузовым». Право автора иметь свою точку зрения. Цель моей работы рассказать не об эпохальных масштабах истории, а только о некоторых вехах тех великих событий. Косвенно они связаны с историей моих предков, и потому мне интересны и понятны.

          Плач Александра I

          …К началу наполеоновской войны за границей 1805-1807 гг. русская армия состояла из 575 тысяч человек. В 1806 г. она была увеличена еще на 60 тысяч. Три императора: Наполеон, Александр I и Франц I сошлись близ деревни Аустерлиц (нынче город Славков в Чехии) в ночь с 1 на 2 декабря (все даты до 31.01.1918 г. по старому стилю) 1805 года. В союзном штабе Австрии и России только один человек был против генерального сражения – М.И. Кутузов Он предлагал отступать к Карпатам до соединения с войсками Л.Л. Беннигсена и И.Н. Эссена и возможного присоединения к коалиции Пруссии. Александр I отверг предложение Кутузова, фактически взяв на себя руководство союзной армией.
          С другой стороны Наполеон лично руководил сражением от начала и до конца. Поражение русских и австрийцев определилось уже утром 2 декабря. Русские генералы П.И. Багратион, Ф.Ф. Буксгевден, И.К. Коловрат, великий князь Константин Павлович и другие попали в ловушку, которую поставил и талантливо осуществил сам Наполеон.
          Императоры Александр и Франц бежали с поля битвы еще задолго до окончательной катастрофы. Их свита бежала врассыпную, бросив обоих монархов на дороге. Александр, как вспоминали участники того сражения, дрожал как в лихорадке, «слез с лошади, сел под дерево и горько плакал». Его бегство продолжалось и в следующие дни. Раненый Кутузов едва спасся от плена. Архив Военного министерства Франции хранит следующие данные о потерях сторон при Аустерлице: союзники – 15 тысяч убитых и раненых, 20 тысяч пленных (среди них 8 генералов), 180 орудий, 45 знамен. Французы – более 8000 убитых и раненых.
          В России с этими данными соглашался только академик Е.В. Тарле.
          Позднее Александр пытался всю вину за поражение свалить на Кутузова. По мнению историка Г.А. Леера, «очевидна вина Кутузова под Аустерлицем, но не военная, а гражданская: недостаток гражданского мужества высказать всю правду юному императору». Не сделав этого, Кутузов тем самым «допустил исполнение плана, приведшего к гибели армии». С третьей антифранцузской коалицией было покончено. Аустерлицкий разгром был для России и Австрии ужасающим. «Аустерлиц поразил Александра в его иллюзиях, русское имя в его престиже, империю в ее интересах», - читаем у историка Сореля. Впервые после Нарвской битвы 1700 года русская армия проиграла генеральное сражение.
          Австрия заключила сепаратный мир с Наполеоном. Пруссия подписала франко-прусский союзный договор. 15 декабря 1805 г. Наполеон настоял на более жестких условиях договора об эмбарго против Англии. В марте 1806 г. Пруссия подписала и этот договор. Россия была на грани открытого столкновения с французами.

          Без союзников

          После бесплодных дипломатических усилий 11 сентября 1806 года Александр I подписал указ о предстоящей войне с Францией, а в конце ноября этого же года о подготовке к ней. 10 декабря последовал указ о высылке всех подданных Французской империи из страны. Был восстановлен так называемый Комитет общей безопасности. В задачу комитета входило выявление тайных французских агентов, а также своих изменников и «нарушителей спокойствия государева». Одной из самых основных функций комитета была борьба со слухами о близком освобождении крестьян с помощью французов. Наряду с полицейскими мерами император объявил войну с Наполеоном национальной и издал два манифеста. Первый манифест – о создании внутренней милиции для борьбы с Наполеоном от 30 ноября 1806 г. Второй – об анафеме Наполеону.
          По-первому, численность ополчения определялась в 612 тысяч (!) человек. По манифесту выходило, что русский народ, движимый патриотизмом, «поставить может повсеместным ополчением непроницаемый оплот против враждебных сил, сколь бы они велики ни были».
          Должен пояснить, что милиция в то время была совсем не та, какой мы понимаем ее сейчас. Это было своеобразное ополчение, комплектовавшееся в тяжелое для страны время. Милиция становилась родом войск наряду с регулярной армией и казачеством. Причем, весьма важно, на Кавказе в милицию шли только иноверцы и только добровольно. В большей части России крестьян, из которых в основном состояла милиция, посылали, за редким исключением, только по решению дворян, помещиков, чиновников. Шли в нее и мещане, вольные хлебопашцы, купцы и даже фабричные работники.
          …Ярославский губернатор князь Михаил Николаевич Голицын совместно с предводителем губернского дворянства Н.А. Майковым провели организационные мероприятия. Как сказано в протоколе собрания от 18 декабря, в Ярославль явилось «небывалое дотоле число гг. дворян, преисполненных истинного рвения к пользам отечества и желанием принесть на алтарь последнего достояние свое для защиты родины, престола и веры от иноплеменных».
          Собрание продолжалось до 25 декабря. По расписанию Ярославская губерния вошла в первый округ с главнокомандующим Николаем Алексеевичем Татищевым. Командующим ярославским губернским войском дворяне избрали заслуженного бывалого генерала Якова Ивановича Лихачева.
          Дворяне утвердили составленное губернатором совместно с губернскими и уездными предводителями расписание числа ратников, которых обязывался поставить каждый из помещиков по числу ревизских душ. Уездным предводителям вместе с уездными начальниками милиции было представлено право на местах «расписать земское войско на участки по местной удобности». На собрании были избраны уездные начальники, тысячные, пятисотенные и сотенные начальники милиции по всем уездам.
          В ведомости о добровольных взносах дворян Ярославской губернии на милицию, что вполне логично и патриотично, весьма оригинальна сумма в 67000 рублей, которые ассигновали «на дополнение немогущих содержать себя чиновников, в милицию назначенных; на содержание канцелярий командующего губернским земским войском и уездных начальников оного, а равно и на прочие непредвиденные расходы».
          Окончив в Ярославле свои многодневные заседания по выполнению предписаний императора, дворяне разъехались в свои уезды и поместья для приготовления в милицию людей. Вместе с ними отправились и дворянские предводители «для подлежащего со стороны их в сем случае содействия».

          Рыбинцы создают милицию

          Но отвлечемся от пыльных архивных бумаг. Мои предки и родственники по материнской линии - Шиловы, Смирновы, Удаловы, Корольковы, Бури и другие (у всех крестьянские корни), судя по начальным родословным изысканиям, жили в Мологском и Рыбинском уездах. Большая часть родственников осела позже в городах – Москве, Санкт-Петербурге (Ленинграде), Ярославле, Рыбинске. Именно поэтому остановлюсь на событиях 200-летней давности, связанных с Рыбинским уездом и частично с затопленной Мологой…
          В статье И.Ю. Соснера «Стоя на плечах титанов…» [16, с. 73–91.], о которой я уже упоминал, говорится о том, что Рыбинский уезд в 1812 году сформировал народное ополчение в 757 человек. Весьма показательно, что при формировании милиции в 1806-1807 гг. рыбинцы выдвинули 2061 ратника.
          В 1806 году за дворянами числилось в общей сложности 23782 души крестьян мужского пола. Из них-то и было направлено уже в следующем году 1585 человек. Остальные же 476 поступили из мещан г. Рыбинска (41 человек), из экономических крестьян (416), из удельных (6), из описных (1), из фабричных (12 человек).
          Командующий ярославским губернским земским войском Я.И. Лихачев циркулярным ордером от 24 декабря 1806 года дал предписание Рыбинскому уездному начальнику князю П.Д. Ухтомскому разбить уезд на участки по волостям, приходам и селениям так, чтобы войско при первой необходимости тотчас могло быть собрано. Было предписано, чтобы крестьян не возили для отдачи в уездные города, и прием ратников производился под наблюдением сотенных начальников в местах постоянного жительства крестьян, причем, до получения особого предписания о вызове, ратники занимались обычными сельскими работами. Ратникам и стрелкам милиции дозволялось носить обыкновенное крестьянское платье, не брить голов и бород.
          Были проведены и другие идеологические мероприятия «к ясному вразумлению крестьян в том, что милицейский сбор земского войска не рекрутский набор, от которого он совершенно разнствует тем, что служба избранных в это войско крестьян будет временная и до тех только пор продолжится, пока французы не отступят от границ российских; после чего земское войско немедленно будет распущено, и каждый возвратится в дом свой, станет по-прежнему заниматься своими промыслами и отправлять обычные повинности».

          Питейные лавочки закрываются

          Губернское начальство давало строгие предписания Рыбинскому уездному начальнику о сборных местах для сбора сотен, пятисотен и тысяч: «…и дабы им места были в тех селениях, где нет питейных домов, выставок и сколько можно сосредоточеннее, дабы поселяне менее отвлекаемы были от обыкновенных работ своих». В начале 1807 года в казенных и помещичьих селениях в уезде было всего девять питейных домов и 32 выставки. Ничтожно мало, если сравнивать с нашим временем.
          Дабы по возможности более грамотно, ввиду неусыпного «трезвого» наблюдения чиновников из губернии, выполнить столь строгое предписание, сборные пункты были назначены в самых богочестивых и благопристойных поселениях. В селе Юркине – для пятисотни Глебова и для сотни Баукеева; в деревне Краснове – для 1-ой сотни Меркулова 2-го пятисотенного участка Кожина; в деревне Малом Андрейкове – для 2-ой сотни Н.Жохова; в деревне Сидоркове для 2-й сотни 2-го пятисотенного участка князя Ухтомского; в д. Кузнецове – для 3-ей сотни Берсенева; в д. Оболтине – для пятисотни Кожина; в д. Вахромеев Починок – для 4-ой сотни Львова.
          Сборными пунктами для второй тысячи Румянцева были назначены: для первой пятисотни Осипова – деревня Малое Белосово; для 1-ой сотни Глебова - сельцо Храмцово; для 2-ой сотни Карина - д. Дьяковская; для 3-ей сотни Кожина - д. Антонова; для 4-ой сотни Завьялова - д. Сысоевская.
          Для второй пятисотни Чирикова сборным местом была назначена деревня Дурдина; для 1-й сотни князя Щепкина-Ростовского - д. Позиралка (Николо-Кормской волости); для 2-ой сотни Чирикова - д. Кункинова; для 3-ей сотни Бычкова - д. Курятникова; для 4-ой сотни Кузьмина - д. Пономарицына.
          VНе будем забывать, что в православной России религия строго боролась с пьянством. Во все посты были ограничения. В Великий пост, включая Фомину неделю (вторая неделя после Пасхи), «никоим образом не разрешалось открывать питейные заведения». В воскресенье хозяева были обязаны закрывать их в обязательном порядке. В случае нарушения действовали денежные и другие наказания, вплоть до полного «запечатывания» питейных лавочек и предания хозяев суду.

          «Тварь, достойная презрения»

          Должен всецело согласиться с И.Ю. Соснером, что политику, в конечном итоге, всегда делали «сверху». Создавая громадное ополчение милиции по стране, император и придворное окружение позаботились о православном духе народа.
          В декабре 1806 года Александр I предписал Святейшему Синоду издать специальную религиозную прокламацию. Наполеон объявлялся «предтечей Антихриста». В этом удивительном по содержанию документе, который читался с амвона во всех церквях России, есть такие слова: Бонапарт «дерзает против Бога и России… Покажите ему, что он тварь, совестью сожженная и достойная презрения… Не верьте ему, низвергните его злодействия». Жестко. И войну с Россией он затеял и ведет с прямой и главной целью – уничтожить православную церковь, веру в Христа русского народа. В конце прокламации следовал вполне логичный призыв к верующим: вступить в милицейское ополчение для защиты «Веры, Царя и Отечества».
          Надо заметить, что идеологическая пропаганда духовных пастырей нашла отклик не только среди простого народа, но и среди дворян. По тому, как энергично и деловито повсеместно откликнулись на эти прокламации рыбинские дворяне, можно судить о подготовке к войне отечественной, всемасштабной.

          Вспомним всех дворян поименно

          Дворянские имения по числу крепостных в 1806-1807 гг. в Рыбинском уезде условно делились:
          а) на имения, в которых числилось свыше 1000 душ: графа А.М. Дмитриева-Мамонова - 2652, графа А.Г. Орлова-Чесменского – 2273, Петра Зубкова – 1112 и генерал-майора А.А. Чесменского – 1002;
          б) на имения, в которых числилось от 100 до 1000 душ. Таких поместий в то время в Рыбинском уезде насчитывалось 33: сенатора генерал-лейтенанта Г.А. Хомутова - 761, М. Хозикова - 635, Е. Кожиной - 487, Н. Глебовой с детьми - 476, князя Е. Голицына – 436, графа Тизенгаузена - 368, Михалкова-364, князя П. Оболенского - 356, М. Власьева - 348, Бабиковой - 345, Матюшкиной - 333, П.В. Голохвастова - 265, Е.П. Шишкиной с детьми - 253, генерала Киселева - 202. Остальные, более мелкие, принадлежали: вдове Бакуниной с детьми, Безобразовой, Борятинскому, Вадковской, Власьеву, Волконской, Головкиной, Головкину, Воейкову, Глебову, Левшиной, Мурзиной, Мещерской, Свиньиной, Степанову, Уваровой, Шубину, Шишкину и Ярославову;
          в) на имения, в которых числилось от 50 до 100 душ, принадлежавших к дворянским родам: Аксаковым, Алябьевым, Ащериным, Андреевым, Нестеровым, Баборыкиным, Березниковым, Венгерским, Вяземским, Волковым, Голенищевым-Кутузовым, Борщевым, Борноволоковым, Денисьевым, Кожиным, Козловским, Коробовским, Лопыревым, Масловым, Тихменевым, Мещерским, Муратовым, Нееловым, Нечаевым, Плюсковым, Опочининым, Тишининым, Рыкачевым, Сояновым, Селифонтовым, Юсуповым, Ушаковым, Ухтомским и Чериковым;
          г) на имения, в которых числилось от 10 до 50 душ, и общее количество которых достигало цифры 195;
          е) на имения, в коих было от 10 и меньше душ, так сказать мелкоместные, общее число которых по уезду равнялось 157.
          Из всех 427 дворянских поместий, в которых насчитывалось в 1806 году слишком 23 тысячи душ крестьян, наибольшее количество ратников в милицию по Рыбинскому уезду было поставлено из поместий гр. А.М. Дмитриева-Мамонова - 184 человека и графа А.Г. Орлова-Чесменского - 152, генерал-майора А.А. Чесменского - 67, сенатора генерал-лейтенанта Г.А. Хомутова - 51, Петра Зубкова - 65 и Хозикова - 40 человек.
          Ратники, поставленные Рыбинским дворянством, были вооружены различно: ружьями, саблями, тесаками, копьями, палашами, топорами, но большей частью пиками и даже древесными кольями. Ружьями были вооружены ратники из крестьян более или менее зажиточных помещиков. Всего таких оказалось 67 человек. Дворянам, выбранным в чиновники милиции, каковых оказалось 26 человек, предписывалось ходить в военных мундирах. Тем, у кого оных не было, предписано было носить губернские мундиры с военною шпагой или саблею с темляком 1 через плечо на перевязи и шляпою с бантом и султаном.
          Из числа прочих, проживающих в пределах уезда, 5 дворян - майор Д.Н. Глебов, гвардии поручик В.П. Голохвастов, флота капитан-лейтенант С.А. Вохтин, капитан П.Ф. Тишинин и прапорщик Ащерин были уволены от избрания в милицию по болезни, 7 дворян были освобождены от службы в милиции ввиду занятия ими других должностей на государственной службе. И.А. Аксаков - как уездный дворянский предводитель, А.Э. Жохов - как уездный судья, С.Е. Козловский, кн. Н.Е. Ухтомский, Г.П. Гулянов и П.Ф. Тишинин - в качестве заседателей земского суда. Один дворянин - флота лейтенант-капитан И.А. Вохтин - за выбытием в Новгородскую губернию. Наконец, 19 дворян были вовсе освобождены от милицейской службы, ввиду их «старости и дряхлости»: кн. А.А. Вяземский, М.А. и И.Д. Ярославовы, И.И. Мамкин, Л.Д. Рылов, В.Ф. Толбухин, И.П. Небольсин, А.И. Кончулов, И.А. Ащерин и М.Г. Чеглоков.

Ополченцы 1812 г. Художник И. Архипов. 1982 г.
Ополченцы 1812 г. Художник И. Архипов. 1982 г.

          Начальником милиции по Рыбинскому уезду был избран заслуженный боевой подполковник кн. Петр Дмитриевич Ухтомский, «служивший с отличием под начальством кн. Суворова как во время взятия Измаила, за храбрость при штурме которого он был награжден чином капитана и золотой медалью, так и во время компании Польской под начальством Суворова, от которого кн. Ухтомский получил даже в подарок населенное имение в Кобринском повете село Броженец с 83 душами крестьян».
          Земское рыбинское войско или милиция состояла из 2 тысяч. Начальником первой тысячи был избран флота капитан Степан Иванович Ахматов. Пятисотенные же начальники этой тысячи: коллежский асессор П.Л. Глебов, штабс-капитан И.А. Кожин. Начальником второй тысячи был избран майор А.И. Румянцев. Пятисотенными начальниками в его тысяче: штабс-капитан М.А. Осипов, гвардии поручик В.А. Чириков. Сотенными начальниками были избраны: 1) в пятисотне Глебова: подпоручик А.А. Баукеев, поручик Н.Э. Жохов, поручик В.Г. Головин и штабс-капитан И.И. Владимиров; 2) в пятисотне Кожина: прапорщик П.П. Меркулов, подпоручик Д.Е. Ухтомский, поручик И.Н. Берсенев и поручик Ф.К. Львов: 3) в пятисотне Осипова: поручик И.Л. Глебов, титулярный советник Л.Я. Корин, штабс-капитан Д.А. Кожин и титулярный советник И.К. Завьялов; 4) в пятисотне Чирикова: капитан князь А.И. Щепин-Ростовский, титулярный советник А.И. Чириков, артиллерии подпоручик Н.Ф. Быков, поручик Н.В. Кузьмин и подпоручик Е.А. Коробовский. Последний, однако, освобожден в конце января 1807 г. от службы в милиции вследствие нахождения в болезни «сильной ипохондрии, от которой он ни к какой службе не мог быть способен, а тем более к военной». Сотня Коробовского распределена между прочими сотенными начальниками этой тысячи. В провиантмейстеры рыбинской милиции был избран коллежский асессор Перфильев, а в комиссары – капитан Д.М. Ащерин.
          Крестьяне встречали Наполеона, как своего лютого врага. Репетиция Отечественной войны в 1806-1807 гг. дала, спустя несколько лет, партизанские отряды Давыдова, Сеславина, Фигнер, старостихи Василисы, Потапова, сотен других.
          Среди них могли быть и рыбинские ополченцы – милиционеры, фамилий которых история, к сожалению, не оставила. Многие фамилии рыбинских дворян-офицеров сохранились в истории Отечественной войны 1812 г.


ССЫЛКИ

[1] Темляк – петля на эфесе или рукоятке, надевалась на руку для нанесения удара. Как правило, украшался яркой лентой с кистью.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  • Вдовин, Н. Ошибка Беннигсена [Текст] / Н. Вдовин // Исторический журнал. – 2005. - № 5. – С. 20-31.

  • Иоанн (Снычев). Русская симфония [Текст] / Иоанн Снычев. – Житомир : Ни-Ка, 2003. – 728 с.

  • Лосский, Н. О. Характер русского народа [Текст] / Н. О. Лосский. – М. : Даръ, 2005. - 336 с.

  • Муньков, Н. П. М. И. Кутузов – дипломат [Текст] / Н. П. Муньков. – М. : Соцэкгиз, 1962. – 141 с. : ил.

  • Недаром помнит вся Россия… [Текст] : сборник / В. Г. Левченко, В. В. Володин. – М. : Молодая гвардия, 1987. – 303 с. : ил. vОстрецов, В. М. Масонство, культура и русская история [Текст] / В. М. Острецов. – М. : ООО Штрихтон, 1998. – 696 с. : ил.

  • Река времен [Текст] : альманах. - Кн. 1. – М. : Река времен, 1995. – 288 с. : ил.

  • Ришелье. Оливер Кромвель. Наполеон I. Князь Бисмарк [Текст] : сб. / А. С. Грачевский, Е. А. Соловьев и др. – М. : Республика, 1994. – 320 с. : ил.

  • Россия перед вторым пришествием [Текст] - М. : ООО Серда-Пресс, 1998. – 560 с.

  • Сироткин, В. Г. Дуэль двух дипломатий [Текст] / В. Г. Сироткин. - М. : Наука, 1968. – 208 с.

  • Тарле, Е. В. Сочинения : в 12 т.– М. : Изд-во АН СССР, 1959. – Т.VII. – 867 с.

  • Титов, А. А. Ярославский уезд [Текст] / А. А. Титов. – М. : Русская типо-литография, 1883. – 178 с.

  • Толстой, Л. Н. Война и мир : в 4 т. [Текст] / Л. Н. Толстой. - М. : Правда, 1986.

  • Троицкий, Н. А. Александр I и Наполеон [Текст] : уч.пособ. / Н. А. Троицкий. – М. : Высш. шк., 1994. – 304 с.

  • Черняк, Е. Б. Вековые конфликты [Текст] / Е. Б. Черняк. – М. : Международные отношения, 1988. – 400 с.

  • Соснер, И. Ю. Стоя на плечах титанов : Ярославское ополчение в войне 1812 г. [Текст] / И. Ю. Соснер // Все живы в памяти моей… : альм. Ярослав. ист.-родосл. об-ва. –– Ярославль : Ремдер, 2004. - Вып.1. – С. 73–91.


Назад >>>


 


18 января
2020 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо