Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

НАШИ РОДОСЛОВНЫЕ • СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ




Н.В. Обнорская, г. Ярославль
праправнучка Глафиры Константиновны
Поповой (Клепиковой)


ФЕНОМЕН А.В. ЧАЯНОВА
ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ РОДСТВЕННЫХ ТРАДИЦИЙ
Памяти Василия Александровича Чаянова
(1925–2005)

          Александр Васильевич Чаянов (1888–1937) – выдающийся экономист-аграрник с мировым именем – был очень многогранной личностью. Кооперация и театр, гравюры и литературное творчество, краеведение Москвы – вот лишь часть того, чему он отдавал свое время и силы.
          «Александр Васильевич Чаянов вошел в историю отечественной и мировой науки как глубокий исследователь узловых проблем развития аграрной сферы, создатель теории о трудовом крестьянском хозяйстве, выдающийся теоретик кооперации, крупный организатор науки, блестящий педагог, руководитель кооперативного движения и кооперативных организаций в нашей стране», - писал о нем доктор экономических наук, профессор, академик РАН, Президент ВАСХНИЛ А.А. Никонов. С 1960-х годов работы Чаянова стали широко известны во многих странах мира. В Европе, США, Японии выходили его труды, появлялись посвященные его теориям исследования. Но в нашей стране имя Чаянова вышло из небытия лишь в 1980-е годы: он был расстрелян в 1937 году как «враг народа», а его труды были запрещены еще с начала 1930-х годов.
          Когда заходит речь о таких неординарных людях, возникает вопрос – что способствовало появлению такого феномена? Из какой социальной среды он вышел? И само его появление произошло благодаря или вопреки этой среде?
          На любого человека в первую очередь оказывает влияние семья. Именно в ней формируются система ценностей, круг интересов личности, закладываются основные нравственные, эстетические и др. понятия. В случае с Александром Васильевичем Чаяновым можно смело утверждать, что, несомненно, именно семейные традиции во многом оказали решающее влияние на формирование его интересов, развитие его как личности. Его преподаватели, бывшие не только его учителями, но и старшими товарищами, впоследствии лишь помогли развить то, что уже было заложено ранее.
          А.В. Чаянов происходил из купеческой семьи, и отец его, и мать принадлежали к этому сословию. Но купечество конца XIX века уже не было «ветхозаветным», «темным царством». Модернизация российского общества, сопровождавшаяся модернизацией сознания, толкала представителей предпринимательских кругов к ломке старых представлений, что сын не может быть ученее отца. Купцы все чаще стали давать детям не только среднее, но и высшее образование, хотя подчас это и отрывало молодое поколение от родительского бизнеса, вливая молодежь в ряды интеллигенции.
          Известно, что Александр Васильевич общался со своими родственниками как по отцовской, так и по материнской линиям. И все же более близок он был к последним.
          Отец А.В. Чаянова умер, когда Саше было пять лет, и мальчика продолжала воспитывать мать – Елена Константиновна, урожденная Клепикова.
          Изучая большую семью вятских мещан, потом купцов Клепиковых (а у Елены Константиновны было четыре брата и семь сестер), нельзя не обратить внимание на некоторые родовые черты, которые ярко проявились и у Александра Васильевича. Так кто же такие Клепиковы, и что в плане черт личности, характера, интересов дали они Александру Васильевичу? Насколько тесно было общение Чаянова со своими родственниками?
          Клепиковы происходили из крестьян починка Клепиковского (по другим сведениям – Поломского) Котельничского уезда Вятской губернии. Несмотря на то, что эта деревенька в шесть домов была затеряна в лесах и даже от своей приходской церкви – села Кобра или Кобрское - располагалась в двенадцати верстах, живший здесь в начале XIX века Игнатий Клепиков был фигурой отнюдь не мелкой. По своим коммерческим интересам он был знаком с купцами окрестных уездных городов. И хотя сам он был неграмотным, но внял совету своих городских знакомцев и решил дать младшему из трех сыновей – Константину - образование. Именно благодаря образованию Константин Игнатьевич Клепиков, будущий дедушка Александра Васильевича Чаянова, порывает с крестьянством и «выбивается в люди» – записывается сначала в вятское мещанство, а потом и купечество.

Слева направо:  М.А. Попова, неизвестный,  А.В. Чаянов, Саша Быков, Е.А. Быкова (урожденная Попова), Е.К. Чаянова (урожденная Клепикова), Н.И.Быков

          Константин Игнатьевич был личностью неординарной, и на его судьбе и взглядах надо остановиться особо. Ведь именно они стали базисными для мировоззрения семьи Клепиковых.
          Документы, содержащие сведения о Константине Игнатьевиче, хранятся в Кировском областном архиве, но самая подробная информация может быть почерпнута из его собственных книг. В конце жизни Константин Игнатьевич издал свою автобиографию, а также несколько выпусков «Записок вятского старожила», при анализе содержания которых взгляды и стремления Константина Игнатьевича вырисовываются достаточно отчетливо.
          Необычность и нетипичность судьбы Константина Клепикова для крестьянского мальчика можно видеть хотя бы в том, что его учеба не ограничилась домашним обучением грамоте (он учился в городе Орлове у мещанки), не ограничилась приходским, а потом и уездным училищами в Котельниче. После их окончания он еще обучался и в Вятской гимназии.
          Гимназическое образование в то время (30-е годы XIX века) было отнюдь не обычным и в купеческой среде, не говоря уж о крестьянстве. Как отмечал сам Константин Игнатьевич, за время его учебы в гимназии в ней не было, кроме него, ни одного гимназиста из крестьян. И это – в губернии с большой долей лично свободного крестьянского населения.
          И хотя Константин Игнатьевич был вынужден по неимению средств уйти из пятого класса гимназии, но фундамент последующей семейной традиции был заложен. Эта традиция – уважение к образованности, стремление к образованию и самообразованию. В своих работах К.И. Клепиков постоянно подчеркивал это свое отношение к учености. Рассказывая о своей службе в приказчиках у вятского купца Репина, он особо отмечал, что тот получил образование в Санкт-Петербургском коммерческом училище. Говоря о своих торговых делах в столицах, он высмеивает некоторых московских купцов, которые боялись железной дороги – «чугунки» – предпочитали ямщиков. Приводит Константин Игнатьевич и другие подобные случаи.
          К.И. Клепиков заботился об обучении своих детей. В одном из выпусков «Записок Вятского старожила» он помещает «Письмо отца сыновьям и дочерям», где пишет: «Все сыновья и дочери с Божьей помощью получили приличное образование». В изданном им «Семейном списке» он с гордостью сообщает, что один из его сыновей – Александр – получил высшее образование. Пишет он и о том, где учатся его внуки. Известно, что Елена Константиновна, мать А.В. Чаянова, получила высшее из возможных тогда для женщины в России образование – закончила Петровскую земледельческую и лесную академию в Москве в числе первых допущенных к поступлению в нее студенток.
          Не имея больших капиталов, именно образованность считал Константин Игнатьевич главным богатством, передаваемым им его потомкам. Стремление к образованию, пиетет по отношению к нему – заложенная Константином Игнатьевичем семейная традиция.
          И действительно, потомки Константина Игнатьевича не подвели его. Среди его внуков – А.В. Чаянов – экономист и писатель, врачи, инженеры, библиотечные работники (в т.ч. Сократ Александрович Клепиков – крупнейший отечественный специалист в филигранологии, главный библиограф Библиотеки им. Ленина), учителя (кстати, внучка К.И. Клепикова Мария Александровна Доминская (урожд. Попова) была учительницей у Александры Пахмутовой, а также преподавала русский язык и литературу в летном училище города Чкалова (ныне Оренбург), по семейным легендам, Юрию Гагарину).
          Другой чертой Константина Игнатьевича, передавшейся и его потомкам, было стремление к общественной деятельности – не ради прибылей, а для улучшения окружавшей его действительности, облегчения тягот населения, для экономического развития России и др.
          Сам К.И. Клепиков служил в разное время в Вятке на общественных городских выборных должностях – мировым судьей в Вятском торговом суде, ратманом в городовом магистрате. Во время Крымской войны 1853 – 1855 гг. он входил в организованный в Вятке комитет по обмундированию ратников, где на него легла основная масса текущей организационной работы. Некоторое время он был церковным старостой вятской Предтечевской церкви.
          Но заботили Константина Игнатьевича не только местные проблемы. В 1862 году он посылал в Министерство финансов проект улучшения налогообложения – об обложении акцизом фосфорных спичек. И хотя тогда проект принят не был, уже в конце XIX века в своей автобиографии К.И. Клепиков с удовлетворением пишет, что «в настоящее время акциз со спичек дает казне, никому не в отягощение, большой доход».
          По своим коммерческим делам (торговля хлебом, лесом, мехами и т.д.) К.И. Клепиков был тесно связан с Архангельским портом. Сложность доставки грузов из Вятки к Архангельску подвигла его стать горячим сторонником проведения железной дороги Вятка – Котлас (интересное совпадение – один из правнуков Константина Игнатьевича – Н.Н. Быков – был инженером-железнодорожником и работал в Котласе). Именно на эту железную дорогу Клепиков, как патриот Вятки, возлагал большие надежды, ожидая улучшения сбыта продукции Вятского края. А это, по его мысли, должно было способствовать как росту торговли и промышленности губернии, так и улучшению благосостояния жителей; а кроме того должно было приостановить отток крупных вятских капиталов в столицы. Его «Записки вятского старожила» не в последнюю очередь направлены на обоснование и пропаганду столь волновавшей его идеи о железной дороге.
          Не была чужда общественная деятельность и детям К.И. Клепикова, в первую очередь сыновьям - дядям А.В. Чаянова.
          Старший сын Константина Игнатьевича, Федор, был московским купцом второй гильдии, личным почетным гражданином, торговал чаем и восточными товарами. Он состоял членом ряда благотворительных обществ (Общество пособия нуждающимся сибирякам и сибирячкам, учащимся в Москве; Благотворительное общество при Московской 2-й городской больнице и т.д.), входил в Русское фотографическое общество (что говорит и об его интересах). В 1913 году Федор Константинович был избран в число ста выборных московского купеческого сословия, в каковой должности он и находился до своей смерти в 1916 году.
          Николай и Петр Константиновичи Клепиковы вели совместную торговлю с мужем одной из своих сестер – Елизаветы, Я.М. Порошиным: торговали восточными, шелковыми товарами, пушниной. В начале XX века пушная торговля в России переживала тяжелые времена. Чтобы возродить ее, доказать ее выгодность для экономики страны, Петр Константинович на свои средства издал несколько книг, посвященных этому вопросу. Одну из таких книг, составленный К. Паасом «Краткий обзор пушного дела в России», вышедший в Москве в 1915 году, редактировал Александр Васильевич Чаянов, написавший и краткое предисловие – аннотацию к изданию.
          Александр Константинович Клепиков – младший из сыновей Константина Игнатьевича, бывший старшим другом А.В. Чаянова, получил высшее образование, служил фабричным инспектором, являлся членом Московского отделения императорского технического общества. Он – автор изданного в 1894 году труда «Государственный банк и спекуляция».
          Написанная им книга (под псевдонимом «С. Гвоздев», который он использовал и в других работах) «Записки фабричного инспектора (из наблюдений и практики в период 1894–1908 гг.)» проникнута демократическим духом и желанием вывести социальную сферу на российских предприятиях из того тяжелого положения, в котором она находилась.
          Но сейчас в Кинешме, где служил Александр Клепиков, его помнят не как чиновника, а как одного из организаторов местного театра и драматурга. Кроме того, он был автором большого количества книг, посвященных искусству театра: «Несколько слов о работе режиссера», выдержавшее несколько изданий; «О гриме»; «Творчество и работа режиссера и актера» и др.
          Но не только в любви к театру были солидарны Александр Васильевич Чаянов и Александр Константинович Клепиков. Дядя вполне разделял взгляды племянника на кооперацию. Несколькими изданиями вышла пьеса Александра Константиновича «В Низинах», основная идея которой – необходимость развития потребительской кооперации в деревне.
          О матери А.В. Чаянова Елене Константиновне известно, что она состояла членом Яузского попечительства о бедных.
          Потомки Константина Игнатьевича Клепикова и после его смерти в 1907 году продолжали поддерживать между собой самые тесные взаимоотношения, и не только в коммерческой сфере.
          Многие потомки К.И. Клепикова перебрались в Москву, в том числе и Чаяновы. И здесь частенько родственники даже проживали по соседству. Например, в 1899 году Елена Константиновна Чаянова и ее сестра Елизавета Порошина снимали квартиры в одном доме, а во время Первой мировой войны Чаяновы и Порошины жили в соседних домах по Новослободской улице и т.д.
          Члены большого клана Клепиковых, жившие в разных городах, периодически встречались, а также вели оживленную переписку. Сохранились открытки Елены Константиновны Чаяновой к своей старшей сестре Глафире Поповой (Граночке, как обращалась к ней Елена), а потом и к своей племяннице Е.А. Быковой, дочери Глафиры. В частности, в 1923 году в Красноярск, где проживала тогда семья Быковых, пришла открытка из Германии, в которой Елена Константиновна писала: «Дорогая Катя! Целую тебя и всех твоих крепко. Дождалась и я внука Никиту, родился 1 мая здоровый и сильный мальчишка. Похож на всех нас троих, но больше, кажется, в Клепиковскую породу». (Речь идет о старшем сыне А.В. Чаянова Никите, который, будучи полностью освобожден от воинской повинности по состоянию здоровья, в начале Великой Отечественной войны ушел в народное ополчение и погиб в 1942 году). Переписка Елены Константиновны с Поповыми – Быковыми продолжалась до 1930-х годов.
          О душевной близости свидетельствует сохранившееся письмо Елене Константиновне от ее младшей сестры Надежды Константиновны Назаровой, датированное 1928 годом. Как с близким другом, единомышленником, делится Надежда Константиновна с сестрой раздумьями о жизни, о судьбе детей, о верности своим идеалам.
Елена Константиновна Чаянова (Клепикова). Фото сделано в Германии в 1923 г.          О взаимоотношениях между детьми Клепикова говорит и такой факт. В 1929 году, по просьбе 74-летней Глафиры Константиновны, ее младшая дочь Мария едет из Оренбурга в далекий северный Шенкурск, чтобы забрать из закрывшегося монастыря и приютить у себя вместе с матерью ее сестру – 77-летнюю Веру Константиновну, которая с 16 лет жила в монастыре.
          В трудные двадцатые годы долг родства и милосердия оказался превыше всего.
          Реликвии семьи, документы об Александре Чаянове и его фотографии сохранились у его родных, несмотря на то, что он был репрессирован. «Наш Саша Чаянов молодец», - эту фразу слышали и на всю жизнь запомнили дети семьи Быковых – внуки Глафиры Константиновны.
          Итак, появление Александра Васильевича не было случайностью. Любовь к образованию, науке, активная жизненная позиция, стремление к улучшению окружающей действительности – все это, присущее А.В. Чаянову, во многом основывалось на традициях семьи его матери Елены Константиновны Клепиковой. Члены этого семейства были не только дружны между собой, они были во многом и единомышленниками.

Назад >>>


 


18 ноября
2017 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо