Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ

НАШИ РОДОСЛОВНЫЕ.
СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ




Пенкин Александр Геннадьевич


НОВОМУЧЕНИКИ СВЯЩЕННИЧЕСКОГО РОДА ПОЗДЕЕВСКИХ

«Пусть наука для ума доказывает
противное, и ум иногда колеблется,
но душа моя и сердце – не сдаются…»
(Из протокола допроса В.И. Поздеевского)

          Вместе с ХХ веком ушли в прошлое десятилетия, на протяжении которых сотни тысяч православных верующих и служителей церкви подвергались гонениям. Многие из них претерпели многолетние преследования, доносы, аресты и, в конце концов, мученическую смерть, не предав своих убеждений, не отрекшись от Веры.
          Советская власть с начала своего существования поставила задачу беспощадного уничтожения Православной Церкви: «…Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» - говорилось в письме Ленина к членам Политбюро в 1922 г.1
          По данным Правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в 1937-1938 гг. было арестовано около 165 тыс. православных священно- и церковнослужителей, из них расстреляно около 107 тыс. К 1939 г. по всей стране оставалось незакрытыми менее 100 храмов из 60 000 действующих в 1917 г.2
          В последние годы в культурные традиции российского народа возвращается, зачастую утраченное, стремление изучить и сохранить для потомков историю своей семьи, своего рода, являющейся той составной частицей, из которой и складывается история народа, края, история нашей Родины.
          В практическое воплощение этой актуальной темы активно включилось образованное в январе 2001 года Ярославское историко-родословное общество. Его члены в своих поисках не ограничиваются рамками того или иного сословия. Любая родословная захватывающе интересна: будь то дворянский, купеческий или крестьянский род. Свое, особое место, имеющее высокое нравственное значение, занимает изучение родословия православного духовенства.
          Данное сообщение посвящено изучению рода священно-церковнослужителей Поздеевских, выходцев из села Поздеевского и посада Большие Соли бывшей Костромской губернии, ныне – Некрасовского района Ярославской области.
          Большесольская земля знаменита своей богатейшей древней историей, культурными традициями, церковной архитектурой, замечательной природой. Но главной ее ценностью во все времена были и будут люди. Среди них известные в стране художники слова и живописцы, скульпторы и архитекторы, музыканты и певцы. Об одних написаны научные исследования, книги, воспоминания. Другие, до недавнего времени, были живы только в душе и памяти народной. Такими, по нашему мнению, являются и представители рода Поздеевских.
          Материалами исследования родословной послужили документы Государственных архивов Ярославской и Костромской областей: фонды Духовной Консистории (метрические книги, исповедные ведомости, клировые ведомости), Губернской казенной палаты (ревизские сказки), документы Большесольской посадской Думы, Боровского исполнительного районного комитета, коллекции дел о лицах, лишенных избирательных прав и раскулаченных; архивы управления ФСБ Ярославской и Ивановской областей.
          Кроме того, были привлечены к анализу все доступные способы поиска и сбора информации: переписка, опрос, семейные архивы, письма, фотографии и семейные реликвии, а также литература и поисковые программы интернета.
          Общее генеалогическое древо изучаемого рода составляет на сегодня 496 человек, из них прямых потомков основателя рода – 249, носителей фамилии – 118. По изучаемой линии древо насчитывает девять поколений от Димитрия (расчетная дата рождения ок. 1742 года) до Дмитрия Поздеевского, 1983 года рождения.
          При изучении рода, как правило, одним из первых возникает вопрос о происхождении фамилии. В XVIII – XIX веках при поступлении в духовное училище, особенно в начальное, детям часто давали фамилии, связанные с их местом проживания. У Поздеевских она, вероятнее всего, и возникла по названию места их проживания и службы – села Поздеевского Нерехтского уезда Костромской губернии. Мы придерживаемся в этом случае того же мнения, какое предложено Б. Унбегауном в отношении таких фамилий, как Белинский (по названию деревни Белынь, в которой был священником дед русского литературного критика XIX века), Великосельский (по названию Великого Села) и. т. п.3
          В документах Духовной консистории по церквям посада Большие Соли фамилия Поздеевских встречается у сыновей Виктора Ивановича с 1844 года. Он, родившийся в 1825 году был, по-видимому, уже носителем этой фамилии, что подтверждается поздними записями в метрических книгах церквей посада Большие Соли о рождении и бракосочетаниях его детей и внуков 1871-1883 гг.
          С середины XVIII и до начала ХХ века основная часть рода Поздеевских представлена православным духовенством: пономари, дьяконы, иереи, протоиереи, Архиепископ. Их дети с малых лет воспитывались в духовной среде. Все они имели то или иное духовное образование, многие были музыкально одарены, обладали хорошими голосами.
          За редким исключением, вся их последующая жизнь была примером высокой нравственности, духовности, образованности, патриотизма и любви. И тем сложнее им было принять те потрясения, которые принес с собой в Россию октябрь 1917 года.
          В центре внимания нашего сообщения будут рассмотрены лишь три представителя этого рода. Их жизнь, служение и трагическая судьба были своеобразным отражением истории России первой половины ХХ века.
          Александр Викторович Поздеевский – представитель V поколения, родился 18 августа 1868 года в семье псаломщика церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы посада Большие Соли.
          Окончив церковно-приходскую школу, он продолжил учебу в Николаевском училище и в ремесленной школе К. А. Попова на отделении иконописи.
          Клировые ведомости Костромской духовной консистории позволили восстановить основные этапы его службы:

  • В 1894 году Александр Викторович находился на военной службе.4
  • В 1895 году епископом Виссарионом был определён на место псаломщика церкви Рождества Богородицы п. Большие Соли.
  • 4 апреля 1910 года посвящен в дьяконы.5
  • После 1918 года служит священником той же церкви до ее закрытия в 1930 году.6

          Сегодня не осталось живых свидетелей событий тех лет, но остались воспоминания об о. Александре, как о человеке очень порядочном, добром и отзывчивом. Его строгий внешний образ соответствовал внутреннему миру. Темное одеяние, широкая борода, длинные с сединой волосы и очень красивый голос - все это располагало к нему прихожан. Александр Викторович был женат на Елизавете Ивановне (в девичестве Кульковой) и имел восьмерых детей: Елену, Василия, Николая, Александра, Ольгу, Марию, Виктора и Ивана.
          В 1918 году произошел его первый конфликт с советской властью. Узнав, что в посад прибыли работники волисполкома для конфискации имущества у местной заводчицы Трехлетовой, священник благословил звонить в колокола, чтобы собрать людей для защиты от посягательства властей.7
          После опубликования Декрета об отделении школы от Церкви и запрещения преподавания Закона Божия в школах, отец Александр стал учить основам православия в храме, снабжая школьников своими книгами и книгами из церковной библиотеки, чудом сохраненной прихожанами.
          Александр Викторович вместе с женой и детьми многие годы был лишен избирательных прав. Документы Госархива Ярославской и Костромской областей за 1930, 1932, 1934 годы подтверждают, что на заседаниях соответствующих комиссий их имена вновь и вновь оставались в списках среди лишенцев.8
          В 1937 году гонения на верующих и на священнослужителей достигли своего апогея. Многие церкви закрывали, изымая их имущество, действующие же душили непомерными налогами. Все это вызывало естественное недовольство и населения, и служителей церкви. Это и стало впоследствии одним из пунктов предъявленного обвинения и А.В. Поздеевскому.
          После закрытия церкви о. Александра лишили дома, и ему приходилось искать кров у бывших прихожан.9 Но все это не могло остановить духовное служение. В деревне Алферово, что в двух километрах от посада, в доме Егоровой создали тайную домовую церковь, где периодически служили местные священники, среди них и о. Александр.10
          За посещение этого дома, участие в «подпольных контрреволюционных сборищах» и обвинили отца Александра во время следствия. 2 октября 1937 года отряд конных сотрудников НКВД устроил настоящую облаву на священников.
          В папке уголовного дела11 на маленьком тетрадном листке, справке сельсовета, перечислены «преступления» священника. Ему вменялась «антисоветская агитация», поддержка Ярославского восстания 1918 года, участие «в антисоветских сборищах» в доме Егоровой из деревни Алферово, распространение «провокационных слухов» о непосильных налогах.
          Но отец Александр виновным себя не признал, не сообщил ничего компрометирующего на своих прихожан и служителей церкви. В этот день «мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда» 69-летнему священнику было назначено «содержание под стражей в Ярославской тюрьме».12
          25 ноября 1937 года было вынесен обвинительный приговор, и в этот же день судебное заседание тройки Управления НКВД решает судьбу обвиняемых по этому делу: … Поздеевского А.В. заключить в исправительно-трудовой лагерь на 10 лет, считая срок со 2 октября 1937 года.13
          Не трудно сейчас представить себе, какие физические и душевные страдания пережил в сталинских лагерях семидесятилетний о. Александр, больной, оторванный от своего дела, которому служил, от своей семьи и детей. Не известно точное место заключения Александра Поздеевского после вынесения приговора. Определенно можно сказать только то, что он прибыл с этапом в Темниковский лагерь Мордовии из Котласского пересыльного пункта 15 марта 1939 года, где через шесть месяцев, 25 октября 1940 года, умер от цинги и сердечно-сосудистой недостаточности в Центральном Лазарете Темлага.14
          Только через полвека, 27 июля 1989 года, Александр Викторович Поздеевский был реабилитирован.15 А в четвертом томе Ярославской книги памяти «Не предать забвению», вышедшей в 1998 году в списках граждан, подвергшихся политическим репрессиям в 1930 - 1940 годах есть и имя священника Больших Солей Поздеевского А.В.
          В августе 2000 года Освященный Юбилейный Архиерейский Собор русской православной церкви включил в Собор новомучеников и исповедников Российских имена пострадавших за веру от Ярославской епархии и среди них - священника церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы посада Большие Соли - Александра Поздеевского.
          Теперь в календаре новомучеников и исповедников Российских 25 октября (по новому стилю) отмечено днем памяти Поздеевского Александра, священника, священномученика Ярославской епархии. Первое празднование Дня памяти Новомученика Александра в 2002 году собрало на Божественную литургию множество прихожан поселка и потомков из Ярославской и Костромской областей. Это событие было освещено в местной печати, Ярославских епархиальных ведомостях, на областном телевидении и, по нашему мнению, стало одним из звеньев восстановления утраченных православных традиций, исторической памяти, духовной культуры поселка.
          Следующий представитель рода, о котором пойдет речь, Александр Васильевич Поздеевский, родившийся 21 марта 1876 года в семье уроженца посада Большие Соли протоиерея храма во имя преподобного Макария Унженского села Макарьевского Ветлужского уезда Нижегородской губернии.16
          Существует легенда о том, что его рождение было ознаменовано предсказанием местного блаженного Герасима, которому суждено было сбыться. Однажды, войдя во время службы в сельскую Макарьевскую церковь, Герасим обратился к народу:
          «Что вы здесь стоите? Идите на задки, к бане – там Архиерей родился!»17
          Александр Васильевич в 1896 году окончил Костромскую Духовную Семинарию, а в 1900 году - Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. В том же году принял постриг от епископа Антония (Храповицкого) с именем Феодор.
          Далее в его послужном списке значится:

  • преподаватель Калужской Духовной Семинарии (с 1901 года);
  • инспектор Казанской Духовной Семинарии (с 1902 года);
  • ректор Тамбовской Духовной Семинарии (с 1904 года);
  • ректор Московской Духовной Семинарии (с 1906 года);
  • ректор Московской Духовной Академии (с 1909 года);
  • 14 сентября 1909 года хиротонисан в епископа Волоколамского, викария Московской епархии в Москве, в Храме Христа Спасителя;
  • 1 мая 1917 года назначен настоятелем Даниловского монастыря г. Москвы.

          В Московской Духовной Академии Владыка Феодор пользовался большим авторитетом, как строгий монах и аскет, знаток святоотеческого богословия и канонического права. Он читал курс пастырского богословия.18
          Вместе с Владыкой Феодором в Данилов монастырь после 1917 года пришли многие его друзья единомышленники со времени ректорства в Московской Духовной Академии. И в двадцатые годы, во многом благодаря Архиепископу Феодору, монастырь стал оплотом православия, переживая расцвет духовной жизни, сохраняя традиции вопреки происходящему в России в начале XX века.
          Преосвященный Феодор занимал решительную позицию в отношении обновленчества, не допускающую никаких компромиссов, которую разделяли и многие иерархи Русской Православной Церкви. В годы настоятельства Владыки Феодора в Даниловском монастыре нашли прибежище многие, лишенные кафедр архиереи, твердо державшиеся устоев Православия во время вспыхнувших церковных смут.
          С 1920 года началась череда его бесконечных арестов, обвинений, допросов и заключений: концлагерь, Бутырская, Таганская тюрьмы.
          В начале сентября 1922 года, под духовным руководством Владыки Феодора, «даниловцы» начали формирование т. н. «Параллельного Синода», ввиду неэффективности Синода Патриаршего, находившегося под полным контролем ГПУ.
          В августе 1923 года указом Святейшего Патриарха Тихона епископ Волоколамский Феодор был возведен в сан архиепископа с правом ношения креста на клобуке.
          Но череда арестов продолжалась:

  • 1923 год - арестован в Костромской губернии;
  • 1924 год - арест в Свято Даниловом монастыре по обвинению в антисоветской агитации;
  • вновь арестован в декабре 1924 года и приговорен к высылке в Киргизский край. Ссылку отбывал в городе Тургае, затем в городе Орске.
  • 1929 год - арест во Владимире, приговорен к 3 годам ИТЛ. Срок отбывал в Свирьлаге (ст. Лодейное поле, также ст. Олесово).
  • Январь 1933 года - арест по делу «Партии Возрождения России», приговорен к 3 годам ссылки в Казахстан, но в 1934 году выслан в Северный край. Проживал в с. Тентюково, вблизи Усть-Сысольска Коми АССР.
  • 1935 год - арест, срок ссылки продлен еще на 3 года.
  • Июль 1937 года - арест в Усть-Сысольске, отправлен в тюрьму г. Иваново для следствия по делу «Даниловского братства».19

          «Даниловская оппозиция» появилась еще при патриархе Тихоне, когда архиепископ Волоколамский Феодор (Поздеевский), весьма уважаемый в Церкви, решил, что Тихон совершил слишком большие уступки антихристианской власти. О нем говорили: «Строгий монах, человек бескомпромиссной твердости, он считал, что Церкви незачем вступать в диалог с атеистическим государством». Тем более заявления и действия митрополита Сергия (Старгородского) Феодор отвергал как капитулянтские. Он не шел на раскол, но перестал поминать имя Сергия за богослужением после его декларации. Ярославский митрополит Агафангел (отказавшийся от полномочий Местоблюстителя в пользу Сергия), в 1928 году также признал невозможным выполнять некоторые административные распоряжения митрополита Сергия, считая их личным произволом, но на раскол с ним все же не пошел.
          В архиве УФСБ РФ по Ивановской области хранится уголовное дело № 7014-П в отношении Поздеевского Александра Васильевича. В нем ему было предъявлено обвинение в том, что он:
          ...«являлся руководителем подпольной контрреволюционной организации церковников, т. н. «Всероссийское иноческое братство Князя Даниила», которое в целях борьбы с советской властью ставило задачу: организовывать, поддерживать и сохранять старые церковные кадры. Систематически их пополнять путем тайных постригов в монашество из мирян, создать свою подпольную церковь, т. н. «Истинно православной веры», в которую собирать церковников и духовенство, враждебно относящихся к советской власти, вовлечь наибольшее количество верующих в антисоветскую деятельность…».
          Постановлением тройки УНКВД Ивановской области от 22.10.1937 года Александр Васильевич Поздеевский (Архиепископ Феодор) приговорен к высшей мере наказания с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.
          По заключению прокурора Ивановской области в 1989 году Поздеевский А. В. реабилитирован.20
          В 1981 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви за рубежом (РПЦЗ) включил в Список Новомучеников и Исповедников Российских21 имя Архиепископа Волоколамского Феодора (Александра Васильевича Поздеевского).
          Не все однозначно в судьбе этого человека. Его богословские труды, духовное наследие изучаются специалистами. И сейчас в печати много споров о том, можно ли было Феодора Поздеевского причислить к Новомученикам, ссылаясь на протоколы последних допросов Феодора. В них он якобы «признался», что возглавлял нелегальную контрреволюционную организацию, враждебно настроенных к советской власти церковников, именовавшуюся «Братство Князя Даниила» и назвал его участников.
          Но, читая протоколы допросов,22 нельзя не заметить многие противоречия, повторы, неточности в формулировках, не свойственные человеку высокого духовного звания и образования. Можно только догадываться, что происходило в перерывах между допросами, регулярно следовавшими с 25 марта по 25 июля 1937 года по два раза в месяц. Из девяти допросов только на седьмом появляются эти «признания». Не исключено, что пытки становились до того невыносимыми, что он уже не имел сил контролировать свои действия. Но в любом случае это нисколько не умаляет его христианского подвига.
          Расстрелян Александр Васильевич 23 октября 1937 года и похоронен предположительно в местечке Балино под Ивановым.23
          Но, по всей видимости, ожидая несправедливого приговора, не знал Архиепископ Феодор о том, что недалеко в Ярославле в эти же дни в тюрьме ожидает решения своей судьбы его родной дядя Александр Поздеевский, о котором было сказано в первой части сообщения.
          И уж совсем не мог он знать, что в его последний день, в той же Ивановской тюрьме был расстрелян еще один священник – Виктор Иванович Поздеевский - его двоюродный брат.
          Так мы переходим к последнему в этом сообщении представителю изучаемого рода - Виктору Поздеевскому.
          Виктор Иванович родился 21 января 1883 года в семье пономаря Соборной Воскресенской церкви Ивана Викторова Поздеевского и его жены Ольги Андреевны (в девичестве Касторской) в посаде Большие Соли Костромского уезда и губернии, о чем в метрической книге сохранилась соответствующая запись.
          Символично, что восприемником Виктора был его дядя Александр Викторович Поздеевский,24 ныне Новомученик Александр.
          Как и в других семьях священнослужителей, Виктору с раннего детства прививались высокие моральные и духовные качества, закладывались трудовые навыки, музыкальное воспитание, эстетическое восприятие действительности. С семилетнего возраста он уже пел на клиросе, а дома его ждала и светская музыка старинного репертуара.
          Когда в 1896 году Виктору исполнилось 13 лет, он был определен в Костромское духовное училище. Но материальное положение многодетной семьи было незавидное. Его отец, тогда уже дьякон, имел низкий годовой доход и не имел земли и хозяйства.
          В документах Костромского духовного училища25 сохранилось прошение дьякона Воскресенской церкви посада Большие Соли Ивана Поздеевского о назначении пособия его сыну Виктору, обучающемуся в вышеназванном училище. Документ, из которого приводится выдержка, датирован 1897 годом:
          «…снова крайняя нужда заставляет меня утруждать Вас в настоящее время покорнейшею просьбою.… А мой быт действительно бедный, так как в год я получаю дохода из кружки около 100 рублей, сборы продуктами от прихожан самые малые, а между тем посадская жизнь не отличается нисколько от городской; у притча не имеется земли ни пахотной, ни сенокосной, …ни огородной. В семействе моем семеро детей…»
          После окончания духовного училища Виктор Поздеевский продолжает учебу в Костромской духовной семинарии. Но, по-видимому, он не окончил ее, так как позднее в одной из анкет в деле УНКВД Ивановской области в графе образование записано: «незаконченное среднее духовное».
          Дальнейший путь его служения восстановлен как на основании архивных источников ГАКО и Ивановского УФСБ, так и воспоминаний дочери Ольги:

  • До 1912 года Виктор Иванович служил дьяконом при Покровской церкви Тихоновской Слободы Юрьевецкого уезда.
  • С 1912 года принял сан священника.
  • До 1917 года служил в селе Ильинское (будущего Апраксинского сельсовета Костромского района).
  • С 1917 года – в селе Семилово Судиславского района Костромской области.
  • С 1925 года – в селе Никола-Пустынь Кинешемского района, в четырех километрах от с. Ивашева (в настоящее время Островский район Костромской области).
  • С 1930 года – в селе Борщино и Левашово Большесольского района.
  • С 1933 года – служил в селе Ново-Писцово Вичугского района Ивановской области.

          В семье сельского священника главным был отец Виктор, обладавший строгим, но добрым характером, последнее мог отдать нищему. Не было в семье споров и конфликтов. Детей своих он не наказывал. И каждый был занят своим делом и отвечал за него.
          Бюджет семьи сельского священника и в 20–30-е годы был скуден. Основная еда – картофель, забеленная молоком похлебка, ржаной хлеб, иногда пироги из ржаной муки с морковью. Сахар был редкостью, чай пили в основном с вяленой свеклой. Держали куриц, имели огород.
          Традиции и принципы воспитания, усвоенные Виктором Ивановичем еще в отцовском доме в Больших Солях, переносились в свою собственную семью. В 9 – 10 лет его сыновья вставали за плуг, ухаживали за скотиной, учились плести корзины, подшивать валенки, ткать суровую ткань (новину), чинить домашнюю утварь. А дочери брали пример со своей любящей матери Александры Петровны (дочери священника Петра Розова), которая для них была примером во всем, воспитывала их вежливыми, заботливыми, отзывчивыми, научила их рукоделию. От нее же детям передались любовь к рисованию и живописи. Все они стали достойными людьми, двое погибли, защищая Родину в 1943 году.
          Все дети, а их было девять человек (Алексей, Аркадий, Иван, Петр, Анна, Николай, Георгий, Михаил и ныне живущая Ольга), были щедро одарены природой музыкальными способностями, играли на фисгармонии, гитаре, балалайке, мандолине. А отец – еще и на скрипке.
          В 1930 году Виктор Иванович впервые попадает в поле зрения органов НКВД. За «контрреволюционную агитацию» он был арестован и провел пять месяцев в Кинешемской колонии.
          Во второй половине тридцатых годов борьба с «врагами социализма», к которым относили и служителей духовенства, достигла своей наивысшей точки. Любые критические мысли о коллективизации, налогах, арестах, а тем более упоминание об этом на службах, приводили к печальным последствиям. Нашлись люди, давшие «нужные» показания и против Виктора Ивановича.
          12 октября 1937 года у него был произведен обыск, а затем арест Вичугским РО НКВД с последующим направлением в Кинешемскую тюрьму. Было проведено всего три допроса, и уже через неделю предъявлено обвинительное заключение:
          «…Поздеевский Виктор Иванович, будучи враждебно настроенным к Советской власти, вел систематическую антисоветскую агитацию среди населения, начиная с 1936 года. Распространял провокационные, контрреволюционные клеветнические слухи, занимался вербовкой и обработкой лучших ударниц Ново-Писцовского льнокомбината в нелегальный контрреволюционный кружок, относился критически ко всем проводимым мероприятиям Советской власти как на селе, так и на производстве...»26
          Следственное дело по обвинению Поздеевского и др. по ст. 58. п. 10 ч.1 УК РСФСР было направлено на рассмотрение судебной тройки НКВД, которая 22.10.1937 г. вынесла свое постановление:
          «Поздеевского В.И. – расстрелять. Лично принадлежавшее ему имущество конфисковать».27
          Приговор был приведен в исполнение на следующий день - 23 октября 1937 года в Иванове, как уже упоминалось, в один день и в одной тюрьме со своим двоюродным братом Александром Васильевичем, в монашестве Феодором Поздеевским. Место их захоронения точно не известно. Общий Памятный знак жертвам репрессий установлен на кладбище в местечке Балино под Ивановым.
          Немало пришлось претерпеть детям и внукам Виктора Ивановича. Многие годы они носили клеймо «детей врагов народа», «поповичей», «поповского отродья» и т. п. Они испытывали давление отовсюду: от общественных и государственных органов, одноклассников, коллег по работе и соседей. Некоторых это вынудило сменить фамилию на материнскую.
          Но дети и внуки не забывали своих отцов и дедов. Память о них была жива в рассказах, в бережно хранившихся книгах и письмах, личных вещах, оставшихся после них, в добрых делах. Дети не раз обращались в органы КГБ с просьбой пересмотреть дело отца.
          Только через 20 с лишним лет 27 апреля 1959 года вышло Постановление Президиума Ивановского областного суда:
          «Постановление тройки в отношении Поздеевского В.И. отменить и делопроизводство прекратить за недостаточностью улик».
          Работа над родословной Поздеевских объединила многие семьи, которые с удивлением и радостью узнавали о сохранении, несмотря на репрессии и преследования, своего рода. Для кого-то впервые открывалась трагическая судьба их отцов, дедов и прадедов. Кто-то только сейчас смог избавиться от сковывающего страха за свое происхождение и открыто гордиться своими родителями, передать свою любовь и уважение к ним уже своим детям.
          В Иваново-Вознесенской и Кинешемской епархии летом 2003 года рассмотрены документы, история жизни, служения и мученической смерти Виктора Ивановича Поздеевского с просьбой авторов родословной (Поздеевского А.И. и Пенкина А.Г.) о включении в списки Новомучеников его имени. Сейчас эти материалы рассматриваются в Москве в комиссии по канонизации РПЦ. Но, независимо от ее решения, имя этого человека уже возвращено из забытья. Так же, как и имена Александра и Феодора Поздеевских, занесенных отныне в электронную базу данных пострадавших в годы репрессий священнослужителей в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте города Москвы.
          Еще в 1918 году в словах послания Святейшего Патриарха Тихона о беззакониях, творящих большевиками, звучало обращение к служителям церкви:28
          «А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленныя чада церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Римлянам, 8,35).»
          Слова этого послания, зовущего на защиту прав Православной Церкви, даже ценою страданий за дело Христово, были в полной мере восприняты и исполнены многими ценой мученического подвига, в их числе и священниками из рода ПОЗДЕЕВСКИХ.
          В судьбе этих трех представителей рода отразилась трагическая частичка истории нашей страны XX века. Все они были разными людьми, имели различное общественное положение, жили в разных городах и селах. Но всех их объединила одна Малая родина – Большесольская земля, сила их духа, их мужество и глубокая вера.
          Все это выразилось в словах Виктора Поздеевского, произнесенного им на последнем допросе и скрупулезно записанных следователем НКВД:
          «Я как в прошлом, так и в настоящем по своим взглядам и убеждениям остаюсь идейным врагом советской власти. Пусть наука для ума доказывает противное и ум иногда колеблется, НО ДУША МОЯ И СЕРДЦЕ НЕ СДАЮТСЯ, а поэтому я остаюсь тем, кем был до революции, и от своих убеждений я не отступлюсь».29
          В словах «…ДУША МОЯ И СЕРДЦЕ НЕ СДАЮТСЯ…» отражена, на наш взгляд, вся сила и суть духовной и гражданской позиции всего рода Поздеевских, ставшая своеобразным завещанием своим потомкам.
          Именно им, не оставшимся равнодушными к своему прошлому, посвящена настоящая работа ради сохранения для будущих поколений памяти рода, семейных традиций, изучения как самого себя, так и истории своего края, Родины и даже всего человечества, через историю своей семьи.



1 В.И.Ленин. Письмо членам Политбюро. Строго секретно. 19 марта 1922 г. Архивы Кремля. В 2-х кн./ Кн. 1. Политбюро и Церковь. 1922-1925 гг.- М. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 1997.- С. 143.
2 Емельянов Н.Е. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917 - 1952 гг.). Сайт Православного Свято-Тихоновского Богословского института: http://kuz1.pstbi.ccas.ru
3 Унбегаун Б. Русские фамилии: Пер. с англ. / Общ. ред. Б.А.Успенского. -М.: Прогресс, 1989. - С. 170.
4 ГАКО. Ф. 130. Оп. 9. Д. 3396. (Костромская Духовная консистория).
5 ГАКО. Ф. 130. Оп. 9. Д. 3718. (Костромская Духовная консистория).
6 ГАЯО. Ф. Р-2423. Оп. 2. Д. 3579. Л. 2. (Коллекция дел о лицах, лишенных избирательных прав и раскулаченных).
7 Новомученики и исповедники Ярославской епархии. Ч. 2 - 3. Романов-Борисоглебск (Тутаев). Православное Братство святых благоверных князей Бориса и Глеба.- 2000.- С. 124.
8 ГАЯО. Ф. Р-2423. Оп. 2. Д. 176. Л. 2. об., 9, 10. (Коллекция дел о лицах, лишенных избирательных прав и раскулаченных).
9 ГАЯО. Ф. Р-2996. Оп. 1. Д. 165 а. Л. 31. (Документы Боровского районного исполнительного комитета).
10 ГАЯО. Ф. Р-3698. Оп. 2. Д. С-11628. (Документы УФСБ по Ярославской области).
11 Там же.
12 Там же.
13 Там же.
14 Письмо № 828616319 19.04.01. из Темлага ГУИН Учреждение ЖХ-385 о смерти Поздеевского А.В.
15 ГАЯО. Ф. Р-3698. Оп. 2. Д. С-11628. ЛЛ. 133-133 об.
16 По материалам: Иеромонах Зосима (Давыдов). …Положил основание на камне. (1876-1906). Архиепископ Феодор (Поздеевский) (1876-1937). Жизнь. Деятельность. Труды. –М.: Даниловский благовестник. 2000. -С.192.; Архиепископ Феодор (Поздеевский). Жизнеописание. Избранные труды. Составитель – иеромонах Роман (Лукин). Свято-Троицкая Сергиева Лавра.- 2000.- С. 400.; Даниловский благовестник. Журнал Московского Свято Данилова монастыря. 1996 г. Вып. 8, 1998. Вып. 9, 2001. Вып. 12.; Православная жизнь. № 9(549), сентябрь, 1995; Предательство или слабость? // Времена. № 183, 19 августа, 2000.
17 Крепко держаться за веру. Архиепископ Феодор (Поздеевский) // Русский православный патриот. Спецвыпуск. Октябрь. 2001. www.rusk.ru/press/patr/patr01/pt4.htm.
18 Архиепископ Феодор // Даниловский благовестник. Выпуск 8. - 1996.
19 Воробьев Владимир, Протоиерей. Схимонахиня Даниила и Архиепископ Феодор // Даниловский благовестник. Выпуск 12. - 2001.
20 На основании ст. 1 Указа Президиума ВС СССР от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 – 40-х и начала 50-х годов
21 http://www.eparhia.ru/library/molitvoslovie/ и из статьи «Новые данные к жизнеописанию священномученика Феодора, архиепископа Волоколамского, основанных на протоколах допросов 1937 г.» // Православная жизнь (Orthodox life) Приложение к «Православной Руси». - № 8, 1998.
22 Дело 7014-П архива УФСБ РФ по Ивановской области. Протоколы допросов от 25 и 27 марта, 27 апреля, 23 мая, 1, 2, 19, 25 июня, 25 июля 1937 г.
23 По устному свидетельству дочери Виктора Ивановича Поздеевского Аккуратовой О.В.
24 ГАЯО. Ф. 1118. Оп. 3. Д. 412. Л. 122 об. (Собрание церковных материалов Ярославской епархии и Костромской епархии, церкви которой находятся на территории Ярославской области).
25 ГАКО. Ф. 406. Оп. 1. Т. 2. Д. 2092. (Костромское Духовное уездное училище)
26 Дело № 6986 Вичугского РО УНКВД по обвинению контрреволюционной группы церковников 22.10.1937 г.
27 Там же.
28 Церковные ведомости, № 6-7, 1922. - С. 2. // История России. 1917 - 1940. Хрестоматия / Сост. В.А. Мазур и др.; под редакцией М.Е. Главацкого. - Екатеринбург, 1993.
29 Следственное дело Ивановского УНКВД № 5531-П, Л. 51.

Назад >>>


 


20 мая
2016 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо