Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

НАШИ РОДОСЛОВНЫЕ.
СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ




Бородкин Александр Викторович


НАРКОМ И ЗЕМСКИЙ ДОКТОР


Жизнь, отданная медицине

          Быть врачом, целителем - величайшая ответственность и каждодневный, многолетний труд. Неслучайно, что качества доброты и сострадания к людям передаются из поколения в поколение в определенных семьях. Так формируются врачебные династии. Главная привилегия принадлежности к этим династиям – служение людям.
          Целью настоящей публикации является исследование одной из Российских врачебных династий. Более полувека эта врачебная династия связана с Ярославским краем. Династия объединяет три семьи: Саввиных, Бородкиных и Болдыревых. Эти семьи рознятся между собой по сословному происхождению и политическим симпатиям, однако, они неразрывно связаны родственными узами и врачебным служением своему народу.
          Хронологическими рамками возникновения династии считается вторая половина XIX века, в настоящее время она так же существует. Основная часть работы структурирована в форме свободного историко-биографического эссе. В тексте использованы дневниковые записи автора.
          Работа базируется на источниках из фамильного архива. Историографическая часть выполнена на основе опубликованных авторских сочинений и периодической печати. Необходимые комментарии и пояснения приведены непосредственно в тексте.
          Мое знакомство с Клавдией Ивановной Саввиной произошло в начале девяностых годов ХХ века. Я и представить себе не мог, что в Ярославле живет моя двоюродная бабушка. Однако по тому уважению, с которым мои родители говорили о нашей родственнице, я понял, что буду представлен весьма неординарному человеку. Начнем с того, то именно она Клавдия Ивановна Саввина по секретному приказу Советского правительства проводила посмертное вскрытие академика Мичурина. Слухи о его смерти ходили разные, не исключалось и отравление известного Советского ученого «врагами народа», поэтому в комиссию были включены только самые опытные специалисты и среди них моя бабушка. Копия этого отчета до сих пор хранится в ее архиве.
          Несмотря на многочисленные регалии, награды и великолепное владение несколькими европейскими языками я был встречен очень приветливо. Бабушка отлично знала русскую классическую литературу, могла поддержать любой разговор. Я был совершенно очарован ее обаянием и дал себе слово узнать о ней как можно больше. В настоящее время с большим удовольствием выполняю свое юношеское обещание.
          Клавдия Ивановна Саввина (Синельщикова) родилась 1 ноября 1895 года в Воронежской губернии в старой купеческой семье. Род Синельщиковых известен с конца XVII века. По преданию первые Синельщиковы занимались торговлей холстами и сукном, от чего и получают свою фамилию. Семья жила в достатке. Практически все ее представители имели отличное образование. Старшие представители рода жили в Санкт-Петербурге и даже имели почетные придворные звания.
          В 1913 году Клавдия Ивановна окончила с золотой медалью Усманскую женскую гимназию. В 1913 –1920 гг. работала учителем в сельской школе Воронежского земства. Во время революции семья подверглась преследованиям и раскололась. Старшие Синельщиковы эмигрировали. Младшие остались в России.
          В 1920 г. К.И. Синельщикова поступила на медицинский факультет Воронежского государственного университета (ВГУ). Она училась у профессоров В. Афанасьева и С. Пучковского. В 1925 году успешно сдала выпускные экзамены и постановлением Народного комиссариата по Просвещению получила диплом врача № 869 и право самостоятельной врачебной практики на всей территории СССР.
          Однако К.И. Синельщикова решает заняться научной работой. С 1925 г. она остается в Воронежском государственном университете лаборантом. С 1926 по 1938 гг. К.И. Синельщикова - ассистент кафедры патологической анатомии ВГУ. Она выходит замуж за моего двоюродного дедушку В. И. Саввина и изменяет фамилию.
          Всю свою жизнь К.И. Саввина посвятила работе. В 1937 г. Воронежский государственный медицинский институт награждает ее почетной грамотой «Ударника». В 1937 г. она защищает кандидатскую диссертацию и получает ученое звание доцент. В 1938 г. Клавдия Ивановна приказом по Воронежскому государственному Стоматологическому институту назначена заведующей кафедрой патологической анатомии.
          В эвакуации до 1950 г. К.И. Саввина работает заведующей кафедрой анатомии Таджикского медицинского института. Постановлением Совета Министров республики, К.И. Саввина назначена главным патологоанатомом Таджикской ССР.
          В 1950 г. Клавдия Ивановна переведена на работу на Ставрополье. Она назначена заведующей кафедрой патологической анатомии Ставропольского медицинского института. По совместительству она возглавляет еще кафедру судебной медицины. К.И. Саввина работает главным патологоанатомом Ставропольского края. На 1961 г. опубликовала 16 научных трудов. Ее работы печатались в журналах: «Вестник хирургии» (1920 г.), «Клиническая медицина (1932 г.), «Архив Патологии» (1952 г.) и др. В 1935 г. В Германии в городе Йена вышла в свет ее монография «Zur Frage der Gewebereaktion bei der Nierenliptose». После выхода на пенсию К.И. Саввина проживала в г. Ярославле.
          Жизненный путь, пройденный К.И. Савиной, тесным образом связан со старой семейной традицией, основателем которой по праву считается И.А. Саввин.
          Наш прадедушка Иван Андреевич Саввин родился в 1862 году в Воронежской губернии. Он происходил из очень старого служилого рода.
          По традиции все младшие сыновья в семье отправлялись служить в армию. Традиция эта просуществует у нас практически до последнего времени. Мой отец Бородкин Виктор Николаевич также последует этому примеру и поступит в Тамбовское артиллерийское училище.
          В старых семьях юга бытовало правило, начало которому было положено еще во времена Петра Великого. Сыновья, которым по жребию выпадала военная служба, отправлялись служить в «собственные» полки. В этих полках служили либо все представители рода, либо только старшие или младшие сыновья. Это не только делало военную службу корпоративным, семейным занятием, но и превращала подразделения в своеобразные землячества, с необходимой протекцией. В роду Савиных таких полков было два. Старшие сыновья шли в лейб-гвардии Московский полк, а младшие в лейб-гвардии Гусарский полк.
          Иван Андреевич отравляется в наш «родовой» лейб-гвардии Его Императорского Величества Гусарский полк. Это было собрание блестящей столичной и провинциальной молодежи, личная охрана императора и его «конфиденты» (доверенные лица). Лейб-гвардейцам приказано было везде сопровождать императора, присутствовать на обедах, находиться с ним за столом, на приемах, выходах. Для этого специально отбирались юноши хорошего происхождения и умеющие вести себя в обществе. Лейб-гвардейцы являлись внутренней охраной императора, внешней охраной был столь любимый императором Александром II казачий конвой из числа сотен лейб-гвардии атаманского казачьего полка, который, к сожалению, не спас царя-реформатора 1 марта 1881 года от бомбы народовольцев.
          Иван Андреевич поступает на службу около 1880 года, и, проходя переподготовку, надо полагать, лишь несколько раз мог видеть императора. Его основная служба связана с эпохой императора Александра III, на службе которому он делает неплохую карьеру. Поступив по традиции рядовым, И.А. Саввин менее чем за пять лет, дослужился до младшего офицерского чина. Однако военная служба его не прельщала, поэтому он выходит в отставку и, получив отличную аттестацию прежнего военного начальства, поступает в Санкт-Петербурге в медицинское училище.
          Закончив лечебный факультет, он в 1888 году заступает на должность земского врача в фельдшерском пункте № 97 в селе Колбино Коротоякского уезда Воронежской губернии. На этом месте бессменно он проработает практически всю жизнь, до смерти в 1939 году. Его жизненный путь подробно описан в ряде газетных публикаций.
          Ему доведется быть свидетелем многих интересных событий в истории нашей страны. Например, во время гражданской войны в августе 1919 года кавалерийский корпус генерала Мамонтова и Кубанский казачий корпус генерала Шкуро прорвали южный фронт и совершили глубокий рейд по тылам Красной армии. Передовые отряды наступающих корпусов соединились на поле под селом Колбино и провели совместный парад. В доме И.А. Савина, как единственного представителя местной власти, был устроен торжественный обед, а вскоре размещен штаб объединенной группировки, которая в сентябре 1919 г. захватила Воронеж, Орел и вела наступление на Тулу. В 1918 году эти территории были включены в состав Центральной Рады Украины. Поэтому здесь зверствовали отряды Нестора Махно, неоднократно захватывавшие Харьков и доходившие до Воронежа. Махновцы и петлюровцы убивали местную русскую интеллигенцию, и И.А. Саввин уцелел в это лихолетье буквально чудом.
          Село Колбино одно из старейших на территории юга Воронежской области. Оно было основано в начале XVII века украинскими казаками-переселенцами. В этом заключалась специфика региона. Власть в уезде была представлена выходцами из России, а население являлось, по преимуществу, украинским. Работать в таких условиях, было очень сложно, однако И.А. Саввин свободно овладел украинским языком, что позволило установить с местными жителями доверительные отношения. Он выполнял свою работу достойно и в высшей мере сострадательно, никогда не отказывал в помощи, даже если для этого к больному нужно было проехать в дождь и снег несколько десятков километров.
          Воронежское земство не являлось богатым, а потому отпускало на нужды образования и здравоохранения весьма скудные средства. Недавно мне попались в руки документы, которые наглядно проиллюстрировали все старые рассказы. На медицину в Воронежской губернии было ассигновано: в 1871 г.- 96,9, в 1890 г. 212,4, в 1895 г. - 401, в 1903 г. - 979,9 тыс. рублей. За этими цифрами скрывается весьма простое положение вещей. На 1 человека в год из выделенных средств приходилось: в 1871 г. 4,4 копейки, в 1890 г.- 15, в 1904 г. - 28. Другими словами денег на лечение просто не было. В этой ситуации работа земского врачебного персонала, столь талантливо описанная М. Булгаковым в рассказе «Тьма египетская» может быть названа простым, каждодневным подвигом. Местные жители сохранили о нем самую добрую память. Я столкнулся с этим отношением в конце 70 гг. ХХ века. На прогулке по улицам Колбино к нам с мамой подходили древние жительницы села и старались сказать, что-то приятное, доброе о И.А. Саввине. В украинском языке нет слова «врач», поэтому прадедушка навсегда остался в их памяти как «добрий кфелшер».
          Судьба отца стала примером для трех его сыновей. Иван Иванович Саввин окончил в 20-х годах ХХ века медицинский институт и в 30-50 гг. был одним из ведущих Московских хирургов. Николай Иванович Саввин так же избрал себе врачебное поприще. По окончании гимназии он поступает в Воронежскую фельдшерскую школу.
          Как и многие молодые люди этой эпохи, Н.И. Саввин, движимый патриотическими порывами, стремился на фронт. Времена были тяжелыми, поэтому к вопросу об университете решено было вернуться после войны. В 1915 - 1916 гг. военный фельдшер Н.И. Саввин попадает на фронт. За храбрость, проявленную в боях, он произведен в унтер-офицеры и награжден Георгиевским крестом. Вскоре война империалистическая переходит в гражданскую. Н.И. Саввин участвует в ней на стороне Красной Армии. В семейном архиве сохранился мандат товарища Саввина Н.И. – военфельдшера Южного фронта РККА, отпечатанный на обратной стороне его фотографии. Вскоре он умирает от ран в одном из госпиталей Красной Армии. Третий сын Виктор Иванович Саввин предпочел научно-медицинскую карьеру. Он заканчивает медицинский факультет Воронежского государственного института. В качестве научной специализации он избирает анатомию. В.И. Саввин работает преподавателем при кафедре анатомии Воронежского медицинского института.
          Всегда очень трудно говорить о родителях, особенно если их уже нет рядом. Моя мама Болдырева Раиса Степановна родилась 11 марта 1937 года в Острогожском районе Воронежской области. Ее детство прошло в тяжелое военное и послевоенное время. Она прекрасно помнила налеты немецкой авиации, в результате которых погибла ее мама, а сама Р. С. Болдырева была контужена, военные действия и сгоревшие танки после сражений под Сталинградом и на Курской дуге. После смерти матери она осталась одна и сама, будучи ребенком, воспитывала еще младшего брата Виктора.
          В 1951 г. после окончания семилетней школы Р.С. Болдырева поступила в Острогожскую фельдшерскую школу, которую окончила с отличием в 1954 г. Это была одна из первых золотых медалей школы после войны. Уже тогда руководство школы предлагало ей место преподавателя, но мама отказалась.
          В 1954 году она поступила на отделение «лечебное дело» Воронежского государственного медицинского института. Училась у профессора Кунака и других известных преподавателей юга России. Ее трудовая деятельность началась в должности участкового врача в Воронежской области. Здесь мама встретила свою судьбу - Бородкина В.Н., а после окончания им Воронежского политехнического института молодая семья уехала по комсомольской путевке в город Рыбинск Ярославской области.
          В 1969 г. после обучения в Центральном ордена В.И. Ленина Институте усовершенствования врачей, мама получает новую специализацию «заведующий неврологическими отделениями краевых, областных и городских больниц». Она стала одной из самых молодых специалистов России, имеющих сертификат такого уровня. В 1974 году Р.С. Болдырева заканчивает курсы повышения квалификации при Киевском институте усовершенствования врачей. С 1977 года она работает врачом-невропатологом Рыбинской городской больницы № 1. Здесь мама проработает более 20 лет.
          С 1987 г. Болдырева Р.С. работает врачом-экспертом Рыбинской межрайонной ВТЭК. В 1982 г. ей была присвоена I категория врача-невропатолога. Мама училась всю свою жизнь. Она всегда старалась «опережать время», стремилась внедрять в работу самые передовые методы лечения. Она постоянно совершенствовала свои профессиональные навыки, в 1997 г. Р.С. Болдырева окончила курсы повышения квалификации при Медицинской академии им. И.М. Сеченова. Преподаватели ВУЗа предлагали ей написание кандидатской диссертации, но маме были не нужны ученые степени, она стремилась просто помогать людям и поэтому буквально рвалась быстрее выйти на работу, чтобы применить свои знания на практике. За свою жизнь она помогла очень многим людям. Ее любили пациенты и очень уважали коллеги.
          Мама очень много успела и, не смотря на явную нелюбовь к «академизму» именно она стала первым в Рыбинске и одним из первых в Ярославской области врачей-специалистов в области иглорефлексотерапии. Благодаря внедрению в практику новых методов лечения в Рыбинском больничном городке был открыт специализированный кабинет физиотерапии, оснащенный самым современным по тем временам оборудованием, в котором смогли пройти квалифицированное лечение тысячи пациентов.
          Мама оставила свой весомый вклад и в развитие Ярославской медицины. Именно Болдырева Р.С. первой провела соответствующие исследования и описала появление сначала в Рыбинском районе, а затем и в Ярославской области популяции энцефалитного клеща, мигрировавшего сюда из Сибири и предложила комплексные мероприятия по борьбе с ним. В результате в 70-80 гг. ХХ века Ярославская область смогла приостановить распространение популяции и взять ее под контроль.
          Думаю, без преувеличения можно сказать, что пример мамы стал определяющем в выборе жизненного пути моей сестры Бородкиной Елены Викторовны. Она окончила лечебный факультет Ярославского государственного медицинского института (в настоящее время академия). Долгое время работала врачом-хирургом в детской клинической больнице № 3, а в последствии экспертом Рыбинской ВТЭК.
          Еще одним из представителей врачебной династии является наш двоюродный дедушка М.Ф. Болдырев.
          М.Ф. Болдырев родился в Воронежской губернии. Окончил лечебный факультет Воронежского медицинского училища, однако в большей степени прославился в эти годы, как профессиональный революционер. По политическим симпатиям он вступил в партию большевиков и принял активное участие в подготовке революции 1917 году и установлении Советской власти на юге России.
          М.Ф. Болдырев был делегатом II съезда Советов в Петрограде, который работал во время штурма большевиками Зимнего дворца, а впоследствии объявил в России Советскую власть, принял первые декреты и утвердил большевистское правительство.
          Он был лично знаком с В. И. Ульяновым-Лениным. В полном собрании сочинений Ленина опубликована одна из его телеграмм М. Ф. Болдыреву. Впервые она была опубликована в журнале: «Революция и культура» и датируется 17 августа 1918 года («Революция и культура». № 2. 1927). В это время М. Ф. Болдырев был председателем исполкома Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов города Задонска. Телеграмма содержит весьма жесткую инструкцию Ленина по подавлению мятежа левых эсеров и организованного ими крестьянского восстания.
          После гражданской войны М.Ф. Болдырев работает в Москве в исполнительных органах Советской власти. Несколько раз был делегатом партийных съездов, а впоследствии депутатом Верховного Совета СССР от Краснодарского края.
          В 1937 году, после смерти Семашко, был назначен народным комиссаром здравоохранения СССР. Однако занимал пост министра здравоохранения недолго. 16 июля 1938 года был репрессирован, как «враг народа» и расстрелян. Реабилитирован за отсутствием состава преступления после смерти Сталина.
          Вот история одной врачебной династии. Одной из многих. Одной из тех, кто избрал для себя скромное, но почетное служение своему народу.

Назад >>>


 


20 мая
2016 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо