Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

В ПОМОЩЬ НАЧИНАЮЩЕМУ ИССЛЕДОВАТЕЛЮ




Пенкин Александр Геннадьевич


ПЕРВЫЙ ОПЫТ СОЗДАНИЯ КРЕСТЬЯНСКОЙ РОДОСЛОВНОЙ

          У каждого человека, хотя бы раз в жизни, возникают вопросы: «Кем были наши прадеды? Как они жили? Какую память о себе оставили?». И если этот человек, решившийся сохранить историю семьи, не натолкнется на равнодушие своих близких, а то и на откровенное нежелание «копаться» в прошлом, то половина дела уже сделана.
          Более трех столетий с конца XVII до начала XXI века охватывает история нашего рода, собранная как из воспоминаний, преданий, легенд, так и из точных документальных фактов. О том, как создавалась в течение пятнадцати лет родословная крестьянской семьи, и пойдет сегодня речь.
          Сначала это была только попытка составить генеалогическое древо. Прислушиваясь к воспоминаниям родственников, особенно во время долгих застольных бесед, когда вместе собирались деды, отцы и внуки, я получал первые сведения об истории семьи.
          Как о чем-то нереальном и сказочном звучали рассказы о двухэтажных домах и мельницах наших прадедов, о работе в отходничестве в Финляндии и Санкт-Петербурге, о георгиевских крестах, о загодя заготовленных гробах на чердаках старых домов. Со старинных фотографий, сделанных в Свеаборге и Гельсингфорсе, смотрели на нас совсем не «деревенские» лица предков. Но этого было явно недостаточно.
          С современниками с одной стороны было проще, с другой - сложнее. Одни с радостью откликались на просьбы рассказать о своих семьях, другие упорно молчали, не желая передать своим потомкам, если не историю, так хотя бы имена предков. Таких, к счастью, было меньшинство.
          Так возникла необходимость нового этапа работы над родословной - в архивах Ярославля и Костромы, Центре документации новейшей истории (ЦДНИ ЯО), отделах ЗАГС и Российском Государственном архиве древних актов в Москве (РГАДА).
          Результатом этого поиска и стала настоящая родословная. В ней рассматриваются линии крестьян Пенкиных, Масленниковых, Ларионовых из Диево-Городищенской волости Ярославского уезда и мещан Батазовых из посада Большие Соли Костромского уезда, но она может послужить точкой отсчета для многих десятков других ветвей нашего огромного рода, насчитывающего более 730 человек.
          Работа с таким объемом данных сложное дело, но, к счастью, сейчас появились компьютерные программы, позволяющие многократно вносить изменения и добавлять новые сведения без обременительного переписывания всей схемы. Для оформления древа была выбрана программа GenoPro (автор - Daniel Morin, Канада, (http://www.genopro.com) и Древо Жизни (http://www.genery.com). Стало возможным легко составлять генеалогическое древо как всего рода, так и отдельно по каждой линии в компьютерной программе и на бумаге, а также размещать ее в сети в формате GedCom.
          В процессе работы с архивными материалами постоянно возникало множество новых вопросов и, как следствие, новых направлений поиска. Кто, например, из предков мог участвовать в войне 1812 г., в Первой мировой войне? Как отнеслись мои прадеды к Ярославскому восстанию 1918 года? И работа вновь продолжалась.
          Поколение за поколением росло и развивалось древо нашей семьи. События частные тесно соприкасались с событиями в крае, стране. История села Диево-Городище и окружающих его деревень, откуда пошли наши корни, переплеталась с историей всей нашей Родины.
          Путешествием во времени с полным основанием можно назвать работу над родословной. Чем глубже в прошлое заводит это путешествие, тем больше открытий. Но трудностей и вопросов для любителей генеалогии возникает тоже немало.
          У любого человека, будь он дворянин, мещанин или крестьянин, род ведет свою историю из самой глубины веков. Но вот только не каждый задумывался об этом, кто-то и не желает знать или не может доказать это своими родословными росписями.
          Тот же, кто хочет, сейчас имеет все возможности заниматься генеалогией. Семейные истории, легенды, байки, бережно хранящиеся письма, награды - это лишь начало работы. А работа в архивах, работа с краеведческой и исторической литературой может обогатить не только родословную, но, может быть, и историю села, города, страны. Так, прошлое семьи становится частичкой общей истории России, а человек, занимающийся родословной, особенно ощущает связь с историей.
          Свою работу в архиве я начал с изучения метрических книг Троицкой церкви села Диево-Городище Ярославского уезда. Начав с 1918 года, дошел до 1798 г. поэтапно (по поколениям) записывая сведения о многих моих предках. В результате получил большую картотеку по персонам, которая помогла впоследствии подтвердить или опровергнуть родственные отношения между различными представителями рода.
          Другой архивный документ, давший массу полезной информации, - исповедные духовные ведомости, из которых получено много сведений о наших далеких родственниках и родственных связях, социальном положении семьи, о прохождении ими исповеди и причастия, нахождении на военной службе, в отходничестве.

Фрагмент генеалогического древа, созданный в программе
«Древо Жизни» (http://www.genery.com/ru/drevo.zip)

          Церковнослужители, наверное, и не предполагали, что через много лет их записи в документах церковного учета станут ценным источником информации, а сами они заслужат огромную благодарность современных любителей генеалогии. Данные исповедных росписей являются ничем иным, как прообразом небольшого генеалогического древа, где за один год по интересующей семье можно узнать о трех - четырех и более поколениях. Например, в исповедной ведомости за 1819 г.1 год упоминаются сразу четыре поколения Пенкиных (вдова Маремьяна, ее сын, внук и правнуки).
          Много важной генеалогической информации дают материалы Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года и сельскохозяйственной переписи 1916 года. В некоторых случаях они могут быть единственной отправной точкой в исследовании родословной. Кроме состава семьи из нее можно получить сведения о сословии, образовании, военной службе, дополнительной профессии, религиозной принадлежности и т. п.
          И, наконец, до конца XVII века (1687 г.) позволило уточнить родословную изучение ревизских сказок, составлявшихся с целью подушного налогового обложения крестьян с 1719 по 1858 г. г. По Диево-Городищенской волости изучены сказки IV (1782 г.), V (1795 г.), VI (1811 г.) и VII ревизий (1816 г.).
          При работе на этом этапе, например, по линии Пенкиных, поколения выстраивались в стройное генеалогическое древо, уточнялись спорные данные, даты, имена. Так было до изучения IV ревизии 1782 года, в которой по неизвестной причине исчезли все упоминания о членах семьи в деревне Левиново.
          После долгого поиска и изучения последующей ревизии 1795 года выяснилось, что предки в период между IV и V ревизиями со всем своим семейством переехали в нее из другой деревни - Щелканиха…
          Она относилась к той же Ярославской округе, что и Левиново, поэтому не составило большого труда изучить и по ней IV и V ревизии. Так были получены сведения о самых далеких наших предках Якове (1749 г.р.), его отце Матвее (1712 г.р.) и ФЕДОРЕ, родившемся еще во времена правления детей Алексея Михайловича - около 1687 г.! Он-то и стал родоначальником ветви, которая приобрела впоследствии фамилию ПЕНКИНЫ.
          Дальнейший поиск в Ярославском архиве ничего не дал, т. к. более ранние ревизии (1762 г., 1743 г., 1719 г.) отсутствуют в фондах.
          По моему запросу в Российском государственном архиве древних актов в Москве были просмотрены ревизские сказки с 1719 по 1762 гг., из которых выяснилось, что деревня Щелканиха в документах этого периода не обнаружена. Сотрудники РГАДА сделали вывод, что, по-видимому, деревня возникла в период между 3-й и 4-й ревизиями, так как упоминания о ней содержатся в «Экономических примечаниях к планам Генерального межевания» Ярославского уезда (кон. XVIII – нач. XIX вв.) при описании полусела Диево-Городище.
          Так удалось определить предположительное время основания деревни Щелканиха – с 1762 по 1782 год, откуда и идет род Пенкиных.
          При работе над родословной изучались и такие документы Духовной консистории, как «Брачный обыск», который составлялся причтом церкви и предшествовал венчанию. В него включались важные для родословной сведения о женихе и невесте, каким браком они сочетаются, о здравом состоянии их рассудка, отсутствие между ними препятствующей браку степени родства и согласие родителей на брак. Но среди изученных «Обысков» в архиве мне, к сожалению, не удалось найти относящихся к членам нашей семьи.
          Сегодня родословная Пенкиных включает в себя всего 13 поколений от Федора (около 1687 г.р.) до Андрея (2000 г.р., мой внучатый племянник) и охватывает период почти в 315 лет.
          Конечно, не осталось практически никаких данных о первых представителях рода, что это были за люди, как сложились их судьбы, что они оставили своим потомкам. Описание ограничивается скупыми сведениями из ревизских сказок и других архивных документов. Но, по крайней мере, имена их нам теперь точно известны.
          Если по линии отца родословная была восстановлена на большом историческом отрезке времени, то по линии моей матери – Батазовых - оставалась на нулевом уровне. Поэтому настоящим открытием для меня были фонды Центра документации новейшей истории, или бывшего партийного архива. Казалось бы, что там можно было найти о своих предках? Но уже через три недели после начала работы были обнаружены не только упоминания о деде Павле Батазове в документах комбината «Красный Профинтерн», но даже дата рождения, основная профессия, служба в Красной Армии, время и место вступления в профсоюз и ВКП (б) и т. д.
          Это послужило отправной точкой для всего дальнейшего исследования, которое восстановило основные события жизни деда с 1892 по 1934 гг. Были составлены запросы в Костромской архив и Некрасовский отдел ЗАГС, и еще через несколько недель у меня была масса новой, неизвестной никому ранее информации по целой ветви родословного древа, позволившей восстановить сразу пять поколений предков. Кроме того, были найдены живые родственники в Ярославле и области, которые с большим интересом отнеслись к моей работе и оказали посильную помощь.
          Благодаря фондам ЦДНИ ЯО стало возможным узнать и о том, в каких производственных и бытовых условиях жили наши деды, какую получали заработную плату, как выступали и какую позицию занимали на многочисленных профсоюзных и партийных собраниях в 20-е годы прошлого столетия. Удалось найти сведения о том, что некоторые члены семьи были лишены избирательных прав, имущества, о пребывании в плену в 1917 г. и т. п.
          Для исследователей родословных, чьи предки были в рядах ВКП (б), КПСС, профсоюзных или хозяйственных организациях, фонды ЦДНИ ЯО могут стать настоящим кладом информации.
          Сейчас, в эпоху развития интернета, очень много материалов по генеалогии, поиску родственников и предков в глобальной сети. Существуют многочисленные зарубежные сайты, но появились и российские, такие, как «Всероссийское генеалогическое древо» (www.vgd.ru), «Поиск пропавших предков», «Петербургский генеалогический портал» (www.petergen.com), «Генеалогия.Ру» (www.genealogy.ru) и др., на которых можно не только разместить свою информацию, но и обменяться опытом или задать вопрос по методикам поиска в специальном форуме.
          Но родословная семьи была бы неполной без включения в нее разделов, связывающих историю семьи с историей края.
          На страницах, посвященных нашей Малой Родине, приводятся найденные в литературе и в архивах сведения о деревнях Левиново, Щелканиха, Лыкошино, Малинники Диево-Городищенской волости Ярославского уезда. С этими местами связаны известные исторические фамилии: Колычевых (митрополит Филипп), Некрасовых, Опекушиных, Суриковых и т. д. На основе формулярных ведомостей дано краткое описание истории церкви Святой Живоначальной Троицы, на кладбище которой похоронены все наши предки.
          В статье, посвященной поселку Красный Профинтерн, уделено внимание периоду 20-х годов XX века, условиям труда и жизни жителей поселка, работе общественных организаций завода.
          О посаде Большие Соли Костромского уезда – родине моих предков по линии матери, приводятся личные впечатления от посещения этого старинного края и от знакомства с замечательными, увлеченными историей края и семьи людьми.
          О селе Смоленском Переславского района, где моя семья жила в 60-е годы, хочется сказать особо. Оно знаменито старинной усадьбой дворян Свиньиных, (впоследствии - генерала В.М. Козловского), парком, островом посреди пруда и мостом между ними. Но самое ценное – это люди села: учителя, школьники - энтузиасты, которые с односельчанами восстановили своими силами 63-х метровый мост на остров, стараются сохранить старинную усадьбу и парк, восстановить домовую церковь. Славится село и своими народными художниками, и мастерами.
          И, наконец, село Сера Мышкинского района, где родился я сам и практически ничего не знал о его истории. Вновь помогли архивные материалы: журналы Ярославской духовной консистории, клировые ведомости церкви села (Покрова Пресвятой Богородицы), а также летопись села Сера, составленная священниками Дмитрием Присёлковым и Дмитрием Красотиным.
          Кроме повествования о прошлом и настоящем села и его прихода, в летописи есть рассказы о населении, отхожем и местных промыслах, о земском народном училище, о бурях, пожарах, и градобитиях, и многом, многом другом. Написанная понятным, живым языком, летопись могла бы послужить отличным материалом для исследования родословных коренных жителей этого села. В.А. Гречухин (Мышкинский народный музей) в своей работе назвал эту летопись «маленьким срезом местного церковного краеведения, позволяющем судить о провинциальной краеведческой мысли, об ощутимости личности автора, о содержательности его работы и ее художественной ценности».
          Еще один любопытный документ хранится в Ярославском архиве. Это «Программа для собирания особенностей русских народных говоров, собранных в СЕЛЕ СЕРА Мышкинского уезда студентом Демидовского юридического лицея А. Рябцовым 13 февраля 1908 г.»2 , в которой приведены многочисленные примеры разговорного языка. В результате, мы сегодня можем как бы «услышать» говор жителя моего родного села почти столетней давности. Вот некоторые из них:
          Стокан, торелка, пороход, роботник.
          Напишом, ужо, эвтоть, напоимши, грыбы, ковда, Валькя, куфарка, сварьба, напимшись, скрозь. Ручей, ольха, опасно
(в последних трех словах ударение на первый слог) и многие другие.
          Несколько страниц родословной посвящено нашим предкам, занимавшимся отхожим промыслом, что было широко распространенным явлением в Ярославской губернии XIX в. Будучи государственными крестьянами и занимаясь земледелием, многие владели побочной профессией, в основном строительной, которая и давала, по-видимому, основной доход. Работали в городах Санкт-Петербург, Гельсингфорс, Свеаборг и Ревель. Строили каменные дома, отделывали церкви, жилье. Некоторые жили там периодически всей семьей и учили детей в гимназии.
          Нельзя не упомянуть в родословной и о народных промыслах, которыми занимались наши предки. Вид его напрямую зависел от природного сырья: дерева, глины, льна, шерсти и т. д. Мои деды и прадеды владели валяльным промыслом и лозоплетением.
          Отдельная глава посвящена происхождению фамилий. Каждому человеку интересна история своей фамилии. Но не всегда это можно выяснить наверняка. Существовало много путей образования фамилий, часто они изменялись от поколения к поколению, иногда существовали несколько фамилий: официальная и, так называемая, уличная.
          Все это относится и к фамилиям наших семей. Есть интересные примеры изменения фамилий, например, Ларионов - Ларионовъ онъ же Лаврентьевъ – Ларионов. У них же была и уличная фамилия АНТОНОВ, а в настоящее время большая часть их потомков носит фамилию ИЛЛАРИОНОВ.
          Фамилию МАСЛЕН(Н)ИКОВ относят к фамилиям, образованным от названия профессии – «тот, кто сбивает масло» или «торговец маслом».
          Из находящегося в Ярославском архиве деле Окружного Суда «О наследстве после крестьянина Григория Масленикова» стало известно о том, что мой пра-пра-прадед владел двумя мукомольными мельницами с маслобойными приводами и маслобойными принадлежностями. Таким образом, с большой степенью вероятности можно говорить о том, что фамилия Маслеников в нашем роду действительно произошла от названия ремесла моих прадедов.
          Первое упоминание в метрических книгах фамилии ПЕНКИНЫ найдено в записи за 1820 г. Ни у кого в других семьях в период с 1745 по 1842 гг. фамилия Пенкин не встречается. Значит, вполне вероятно, что она идет от нашего прямого предка Якова со второй половины XVIII в. Но от чего она произошла, так и остается не установленным.
          В специальной литературе упоминание фамилии Пенкин встретилось лишь однажды3 в качестве стандартной формы фамилии, образованной от слов, обозначающих пищу. Но, на мой взгляд, она могла произойти и от прозвища.
          Фамилия могла произойти и от уменьшительно-ласкательных форм Пена, Пеночка, Пенка древних личных имен:4 ПЕОН (производные: Пеонка, Пена, Оня) и ФЕОПЕНТ (производные Феона, Фена, Феня, Пена).
          Возможно происхождение и от других, близких по звучанию с фамилией слов:
          Пенка – в двух значениях (пленка на остывающей жидкости; огнестойкий пористый материал), Пенька - грубое лубяное волокно, Пень - остаток срубленного или упавшего дерева.
          Кстати, в деревнях нынешнего Некрасовского района наша фамилия и сейчас произносится как ПЕНЬКИН.
          А самое древнее упоминание в литературе о фамилии, или точнее о прозвании, встречается в житии Царевича Димитрия, где в главе «Чудеса святого Царевича Димитрия» описаны случаи исцеления у его мощей, сразу после перенесения их из Углича в Архангельский собор Москвы (1606 год):
          «Акилина, жена Леонтия прозванием Пенкина в пушкарях жившая, больна и слепа бе очима долгое время. Приведена же бывши ко гробу царевича Димитрия прозре и исцеле и с радостию возвратися в дом свой».
          Далее в родословной приводится краткий обзор литературы, где встречается наша фамилия. Думаю, что ее представителям это может быть интересно.
          Последнее десятилетие ХХ века показало, какое неоднозначное отношение у историков и политиков к событиям июля 1918 года в Ярославле. Во всех материалах, посвященных июльскому мятежу, выделяется факт участия в восстании крестьян Диево-Городищенской волости. Но оценивать степень их участия или неучастия – дело профессионалов. Мне же хотелось узнать об отношении крестьян деревень Левиново, Лыкошино и Малинники, а может, и моих предков к восстанию, независимо от того, какой позиции они могли придерживаться. Этому посвящен еще один раздел нашей родословной.
          Одной из задач при работе над родословной является сохранение старых фотографий, несущих, порой, массу интересной информации о человеке, сведений о котором почти не осталось. Где была сделана та или иная фотография, в каком году, как одевались, какие украшения носили наши предки, где жили – все это часто можно узнать лишь при внимательном изучении фотоснимков, рекламных и авторских штампов на подложке, дарственных надписей и более поздних пометок.
          Как быть с выцветшими, поврежденными фотографиями, утратившими часть изображения? Сейчас эта проблема решаема: компьютерные графические редакторы позволяют не только восстановить яркость, контрастность старого снимка, убрать загрязнения и дефекты, но и вернуть утраченные его части. Около 400 фотографий так или иначе было использовано при составлении родословной, многие из них восстановлены именно таким образом и останутся теперь в семейном архиве навсегда.
          Родословная роспись, которая составляет вторую часть работы, составлена в виде статей, очерков, а иногда кратких биографических справок, в зависимости от объема найденных материалов. О самых далеких предках – это лишь сведения о рождении, браке или смерти, о детях, месте жительства. О более близких – включены воспоминания, официальные документы, газетные публикации, сведения из переписки и многое другое. Но везде, где это было возможно, приведены ссылки на источники или копии архивных оригиналов и фотографии.
          Самый доступный и интереснейший источник информации при работе над родословной – личная переписка. Порой даже отрывочные сведения могут дать богатый материал. Один из прадедов, работая в отходничестве в Свеаборге, жил там со всей семьей, там же родился у него сын, о чем имеется выпись из метрической книги, и там же в Мариинской женской гимназии до 1918 гг. учились его дочери. Сохранились открытки с их короткими посланиями в ярославскую деревню. Даже из нескольких строчек можно получить массу информации: кто из членов семьи был жив и где находился, как работала почта в те годы, за какое время письмо добиралось до назначения, какой был почерк авторов, стиль письма и т. д.
          Переписка не только моих родственников, но и моя собственная сослужила огромную пользу. Письма в села и города, где жила моя семья, в архивы и отделы ЗАГС, своим близким родственникам, живущим по всей России, обширная переписка по электронной почте с генеалогами-профессионалами и любителями каждый раз добавляли что-то новое или отвечали на многочисленные вопросы.
          Например, в результате переписки с учителями школы села Смоленское Переславского района краеведческим кружком был организован новый поиск о людях, оставивших заметный след в истории села. И что особенно приятно, этот поиск был начат со сбора воспоминаний о моем отце, работавшем там директором совхоза.
          Так, казалось, частная работа над родословной семьи породила новые направления уже общественной поисковой краеведческой работы в сельской школе. Думаю, что школьники, приславшие позднее записи своих экспедиций, задумались и об истории своей семьи и судьбах односельчан. Хочется надеяться, что через много лет мои внуки и правнуки тоже продолжат летопись истории семьи и, безусловно, также почувствуют ту связь времен, которую ощутил я, работая над родословной.
          Не отделить от истории семьи историю нашей Родины. Поэтому иногда может слишком много посвящено в родословной нашим деревням, селам и городам. Но очень хотелось, чтобы все, что прочитано и найдено в архивах, сохранилось в нашей памяти. Далеко не у каждого есть возможность да и желание годами «копаться» в архивной пыли.
          Наше родословное древо продолжает расти и ветвиться. Основа сделана. Продолжить его теперь могут десятки потомков по любой из линий. Возможности такие есть. Нужно только желание. Если моя работа, хотя бы чуть-чуть, помогла зародить его в чьих-то душах, тогда закончить ее можно словами: «Продолжение следует...»



1 ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 5529.
2 ГАЯО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 369.
3 Суперанская А.В., Суслова А.В. Современные русские фамилии. - М.: Наука, 1981. - С. 176.
4 Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. - 1980

Назад >>>


 


18 марта
2016 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо