Сайт Ярославского историко-родословного общества

 

Наши путешествия



АРХИПОВА Марина Вадимовна,
г. Ярославль


ВОЛОГОДСКАЯ ОБЛАСТЬ: МЯКСА – ВЕРЕТЕЯ - ВОРОТИШИНО

11 августа 2010 года


          Один из моих корней берет свое начало на территории, затопленной Рыбинским водохранилищем. Так всегда считалось. Бабушка никогда не рассказывала о том, как их выселяли, мама была мала, чтобы хорошо все помнить. Но о Воротишино вспоминали всегда. Бабушка рассказывала, как весной после половодья в бочагах руками девки ловили щук, как клюкву собирали пригоршнями. Однажды мы с мамой купили у бабушки на улице в газетном кулечке черемуху. Мама так блаженно причмокивала и прижмуривалась, что я, будучи всеядным ребенком, постеснялась ей высказать свое отношение к этой ягоде. А мама сказала: «Если бы ты знала, какая вкусная черемуха была в Воротишино!..». В Воротишино все было замечательно, жизнь была какая-то волшебная, место сказочное и необыкновенное. Давно уже нет бабушки, нет мамы. Тетя Вера, старшая сестра моей мамы, очень не любит говорить о переезде, не любит вспоминать Воротишино. Видимо, это защитная реакция на тяжелые воспоминания.

          Мы жили в твердой уверенности, что нет нашего Воротишино, на карте показывали примерное место, где оно могло находиться, недалеко от Череповца. И вдруг неожиданно в беседе с коллегами из Череповца года два назад мой брат узнает, что Воротишино затоплено не было, что там живут люди, и туда можно добраться: «сначала на машине, потом на тракторе и немного пешком. Если хотите, мы вас как-нибудь отвезем». И как-то все на тормозах спустилось. В этом году перед днем моего рождения братик спросил, что тебе подарить? «Подари поездку в Воротишино». Узнали, что Воротишино относиться к Мяксинскому сельскому поселению, позвонили в администрацию. «Да, в Воротишино живут люди, связи с ними нет. Но, если хотите, можем дать вам телефон жителя соседней деревни». «Хотите приехать в Воротишино? Приезжайте в Мяксу, я вас встречу на катере, и перевезу через море. Когда приедете? Я вас жду».

          11 августа 2010 года. На машине мы доехали до Мяксы, это уже Вологодская область, Череповецкий район. Берег Рыбинского водохранилища. Там встретил нас Алексей. Он родился в деревне Веретея в начале 50-х. Его родители на свой страх не выехали в 39-м. Учился в интернате в Череповце, потом на заводе там работал. На выходные всегда к родителям в деревню приезжал. Сейчас на пенсии и работает в заповеднике. Веретея находится прямо напротив Мяксы на противоположном берегу.

          Мы пересекаем водохранилище, и от Веретеи по берегу идем на север, в сторону Череповца. Берега поросли лесом, прибрежная полоса зарастает осотом. Алексей проговаривает: «Здесь Логиново, была большая церковь, это наш приход, сохранилось кладбище, но оно все заросло».

          Заходим в залив, затем в устье речки.

          Плывем на малой скорости. Путь указывают вешки из деревьев, кругом кувшинки, видны спины больших щук.

          Я вспоминаю, что бабушка Сима рассказывала, как весной в бочагах щук ловили руками. Алексей говорит: «И сейчас так ловим». По дороге видим лису, ондатра, бобров, очень много уток... Речка постоянно извивается, все сужается, никаких намеков на то, что здесь могут быть люди. За очередным поворотом - две лодки, причаливаем. Тут же на берег приезжает мотоцикл с полуголым дядей. «Приехали? Выгружайтесь, подходите. А я поехал чайник ставить. Что ж вы одним-то днем? Хотя бы дня на три, на четыре». Мы еще и не познакомились…

          Идем по дороге. Видно, что деревня с «проплешинами», дома отстоят далеко друг от друга, но улицы прослеживаются. Дома справные, жилые. Приходим в дом, где нас ждут. Хозяйка говорит: «Узнали, что вы Козловых ищите. Я вчера(!) разбирала бумаги свекра (он прошлый год умер, 90 лет было, память была хорошая, все помнил), нашла у него схему. Сейчас принесу». На свет появляется склеенная из четырех альбомных листов схема нашей деревни до затопления. Чудеса какие-то! И приложение к схеме – список всех хозяев домов, даже с прозвищами. «А Козловых-то было трое. Ваши какие?» Сердечко екнуло, а есть ли? Не забыл ли дед? Но сразу нашли в списке, обвели глазами округу – «вон там, наискосок от нас, где береза стоит».

          На нашей улице нет ни одного дома.

          Пошли ходить по деревне.

          Дом был до затопления, он наверно №76 в списке. А это центральная улица, Воскресенская (вид от дома №76).

          Улица Забегаловка, в конце которой стоят 3 дома (вид от дома №44 в сторону леса). В схеме под №34 тоже дом до затопления.

          В деревне всего сейчас 13 домов. Подошла Синицына (Горохова) Тамара Николаевна, единственная из оставшихся здесь жителей прежней деревни. Ей 84 года, родилась в Воротишино, в его районе – Туляково. Во время выселения училась в Ленинграде, после войны узнали, что деревня не затоплена, вернулись. В 40-е годы здесь было подсобное хозяйство Череповецкого завода, приезжали в командировки на работу люди с завода. Самолетом им забрасывали продовольствие, по воде вывозили продукцию. Но подсобное хозяйство недолго продержалось. Схема составлена со слов Синицына Николая Степановича, 1919 г.р., умер в 2009 году (никогда нельзя ничего откладывать та потом…) Тамара Николаевна – жена его брата. В доме живет сын Николая - Геннадий с женой (зимой часто уезжают в Череповец). Все жители – потомки тех, кто жил здесь до затопления. Вернулись, кто уехал в сторону Череповца, или где-то близко осели. Все указывают, где были деревни, названия проговаривают. «Избишево (родная деревня моей бабушки Симы)– вон там. Нет, оно затоплено, а знаем, потому что родители рассказывали, там много клюквы было». Приглашали во все дома переночевать, пожить подольше. Как родных, одним словом. Очень сухо и жарко было до этого два месяца, в этот день с утра прошел небольшой (ненастоящий) дождик. На дорогах под ногами, в траве была вода; не топко, но сыро. Очень красивая речка Самосорка, за что ее так назвали…И вообще все вокруг очень красивое, какое-то необычное. Дуб с небывалыми огромными желудями. Прямо как в сказке мы побывали.

          Расстались мы с надеждой на будущие встречи. На самом деле, есть что спросить. Фотографию деда с друзьями не взяла с собой… Вдруг кто-нибудь узнал бы своих родных?

          Мой дед, Козлов Дмитрий Иванович, стоит первый справа. Имена других людей нам не известны. Дедушка пропал без вести в ноябре 1941 года в Красном Селе под Ленинградом. Это единственная его фотография.

          Жена Дмитрия Ивановича - Козлова (Кисаримова) Серафима Михайловна (1902-1979), уроженка д.Избишево, моя бабушка. Мать Дмитрия Ивановича - Козлова Агафья, умерла в Тутаеве в 1941 году, моя прабабушка. Моя мама Груздева (Козлова) Лидия Дмитриевна (1933-1997). Ее сестра, моя тетя Князева (Козлова) Вера Дмитриевна (1930), живет в г. Кемерово.

    

          Схема деревни Воротишино.


 


16 сентября
2017 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо