Сайт Ярославского историко-родословного общества

 

Роль архивных документов в выявлении сведений
о проживавших в Ярославской губернии (области)
представителях национальных меньшинств,
на примере граждан польской национальности
(конец XVIII - середина XX вв.)




По запросу Ярославской общественно-культурной и просветительской организации «Дом Польский» в 2002 году на основе документов ГАЯО, ЦДНИ, филиалов госархива в Рыбинске и Ростове было начато и в 2007 году завершено историческое исследование по теме «Поляки и Ярославский край». В результате подготовлен рабочий материал для книги с тем же названием.

ВВ готовящемся к выпуску печатном издании имеется 14 тематических глав, в приложении к каждой из которых предполагается цитирование наиболее интересных документов; а также именной указатель, словарь исторических терминов и перечень использованных фондов.

ВДоклад посвящен рассмотрению основных особенностей работы с документами по теме в фондах ГАЯО.


ВСведения о первых выходцах из Польши, появившихся на территории Ярославского наместничества и Ярославской губернии в период конца XVIII века, отложились в основном в фондах «Ярославский генерал-губернатор» и «Ярославское наместническое правление». В делопроизводственных материалах указанных фондов сохранились прошения, именные иллюстрированные большеформатные паспорта, рукописные билеты на право свободного проезда. Все они являются особо ценными, раритетными документами. К сожалению, общей особенностью этих материалов является то, что на основании их невозможно проследить дальнейшую судьбу лиц польской национальности, оказавшихся в России.

ВОб участниках польского национально-освободительного движения в Ярославском крае в период конца XVIII - начала XX веков рассказывают документы фондов «Канцелярия Ярославского губернатора», «Ярославское губернское правление», «Ярославское охранное отделение», «Ярославская временная каторжная тюрьма». В распоряжениях, уведомлениях, донесениях, рапортах имеются сведения о нескольких десятках польских ссыльных мятежниках и условиях их содержания в тюрьмах. Любопытны свидетельства о жительстве в г.Ярославле бывшего варшавского архиепископа С.Г.Фелинского; о ткачах Жирардовской мануфактуры Варшавской губернии, осужденных за антиправительственную деятельность и высланных в Ярославль, Рыбинск и Ростов. Личные дела арестантов Ярославской временной каторжной тюрьмы, с сохранившимися в них фотокарточками, позволили выявить сведения о жизненном пути двух десятков человек - членов польской и российской социалистических партий, революционеров.

ВМатериалы о деятельности Ярославского римско-католического молитвенного дома и Рыбинского костела в период конца XIX века - 1930-х годов отложились в основном в фондах «Канцелярия Ярославского губернатора» и «Ярославское губернское правление». Благодаря метрическим книгам фонда «Ярославская духовная консистория» удалось восстановить именной перечень ксендзов, служивших в костелах. Делопроизводственные документы фонда «Исполнительный комитет Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» позволили воссоздать процесс постепенной ликвидации костелов в 1930-е годы, выявить активистов из числа польских прихожан, препятствовавших выполнению положений декретов Советской власти и решений местных органов власти.

ВБазовым материалом для выявления сведений о гражданах польской национальности, внесших вклад в деятельность губернских органов государственной власти и управления, учреждений образования, здравоохранения в период конца XIX -начала XX веков, стали документы фонда «Ярославский губернский статистический комитет» – материалы Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года.

ВВ документах этой переписи, считающейся, по мнению историков, архивистов и статистиков одной из образцовых, представлена наиболее полная информация на каждого жителя, зарегистрированы семейные и родственные связи. На основе сведений переписных листов о родном языке удалось выяснить, что из 1 млн. жителей Ярославской губернии граждане польской национальности составляли около 1,5 тысяч. В числе лиц польской национальности, проживавших на территории Ярославской губернии на конец XIX века, преобладали военнослужащие расквартированных полков; вторую и незначительную группу лиц составляли чиновники и представители интеллигенции - преподаватели, врачи.

ВДокументы Всероссийской переписи городского населения 1917 года, переписи РСФСР 1920 года, Всероссийской городской переписи 1923 года, Всероссийской переписи населения 1926 года играли в исследовании вспомогательную роль. Это было связано с тем, что, например, по переписи 1917 года в ряде населенных пунктов на проживавших граждан вместо «Личных листков» заполнялись только «Квартирные списки», в которых не имелось указания на национальность граждан. Личные листки переписи 1920 года в фондах архива отсутствуют. Не в полном объеме сохранились личные листки переписи 1926 года.

ВНесмотря на это, по данным Всероссийской переписи городского населения 1917 года по Ярославской губернии удалось установить, из 1,18 млн. человек около 5 тысяч являлись поляками, что было связано с эвакуацией большого числа мирного населения с западных районов страны в период первой мировой войны. По данным документов переписи населения 1926 года удалось выявить сведения на 89 граждан польской национальности, проживавших в Ярославской губернии.

ВВ фондах «Канцелярия Ярославского губернатора», «Ярославское губернское правление», «Ярославский окружной суд», «Ярославская городская управа», «Ярославская губернская казенная палата», «Ярославское губернское акцизное управление», «Дирекция народных училищ Ярославской губернии», «Ярославский кадетский корпус», «Врачебное отделение Ярославского губернского правления», в частности, в имеющихся делопроизводственных документах – приказах, рапортах, письмах, прошениях, формулярных, послужных списках - удалось выявить информацию не только по каким-либо конкретным персоналиям, но и на основе материалов фонда «Ярославская духовная консистория», - экземпляров метрических книг Ярославского костела, - установить родственные связи персоналий, проследить, насколько это было возможно, жизненный путь членов их семей, близких родственников.

ВМатериал о беженцах, оказавшихся в Ярославском крае в годы первой мировой и гражданской войн, отложился в фондах «Канцелярия Ярославского губернатора», «Ярославская губернская земская управа», «Ярославская городская управа», «Отдел управления исполнительного комитета Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», «Исполнительный комитет Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», «Управление по эвакуации населения Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов».

ВВ ходе изучения делопроизводственных документов – постановлений, циркуляров, докладов, инструкций, прошений - удалось выявить сведения об общем количестве беженцев, в том числе польских; об организации дела помощи беженцам в Ярославле и губернии в целом. Материалы периодической печати научно-справочной библиотеки архива позволили добавить эмоциональности, злободневности в исследовании вопросов проблем беженцев. Основные положения внешней и внутренней политики Советского государства в первые годы его существования нашли отражение в сборнике «Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства».

ВМатериалы о проживании в Ярославской губернии польских военнопленных периода первой мировой и гражданской войн отложились в основном в фондах «Ярославское губернское правление», «Ярославское губернское по земским и городским делам присутствие», «Ярославская губернская земская управа». Делопроизводственные документы содержат сведения о пунктах постоянного размещения военнопленных – прообразах концлагерей; нормах довольствия военнопленных; об организации общественно-полезных работ; порядке отправки военнопленных на родину.

ВОдной из трагических страниц в истории российско-польских отношений является советско-польская война 1920-1921 гг. Материалы по этой теме отложились в фондах «Отдел управления исполкома Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», «Ярославский концентрационный лагерь», «Отдел записи актов гражданского состояния волисполкомов Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, сельсоветов, расположенных на территории современных районов Ярославской области».

ВПо сведениям документов, в первой половине 1920-х гг. Ярославская губерния из 62 губерний страны занимала 4 место по числу концлагерей. В этой системе Ярославский концлагерь был центральным учреждением. Ему подчинялись отделения в городах Данилове, Рыбинске, Ростове, Тутаеве, Мышкине, Мологе, Угличе, Любиме. В разные периоды советско-польской войны в концлагерях Ярославской губернии находилось от 2 до 4,5 тысяч польских военнопленных.

ВВ ходе исследовательской работы с такими видами документов, как переписка местных органов государственной власти и управления, судебно-правовых учреждений, предприятий и учреждений промышленности; справок из Ярославского уголовного розыска, из милиции о правонарушениях военнопленных; протоколах допросов; актах о смерти военнопленных, зарегистрированных местными органами ЗАГСа, удалось воссоздать картину жизни и быта военнопленных, процесс формирования трудовых дружин, организацию общественно-полезных работ, деятельность польских комитетов по защите прав военнопленных, а также проследить процесс отправки военнопленных на родину после окончания войны и подписания мирного договора.

ВМатериалы о репрессированных в 1930-е гг. гражданах отложились в фонде «Управление ФСБ России по Ярославской области». Особенностью этого фонда является то, что дела его полностью не рассекречены, содержат конфиденциальную информацию, которой пока – до достижения срока давности в 75 лет, или до 2012 г. – вправе располагать только родственники репрессированных. Поэтому в настоящее время для исследователей изучение и просмотр дел указанного фонда носит ознакомительный характер.

ВДля сбора сведений о польских гражданах – жертвах политических репрессий были привлечены материалы семитомного сборника «Не предать забвению: книга памяти жертв политических репрессий, связанных судьбами с Ярославской областью». Критерием для выявления лиц польской национальности было выбрано указание книги «Не предать забвению» на место рождения репрессированных граждан. И только благодаря документам фонда ФСБ, в которых содержалась информация о национальной принадлежности арестованных, первоначально из более чем двухсот лиц половина оказались поляками. В отношении некоторых персоналий подтверждение национальной принадлежности удалось выявить в материалах архивного фонда «Адресное бюро Управления милиции по Ярославской области».

ВИнформация о польских военнопленных, содержавшихся в концлагерях Ярославской области в 1945-1946 гг., имеется в фонде «Управление лагеря военнопленных № 276 Министерства внутренних дел Ярославской области». В справочной картотеке военнопленных упоминаются лица, содержавшиеся не только в ярославском концлагере № 276, но и в рыбинском концлагере № 259; угличских концлагерях № 221, 452; спецгоспитале № 5365 станции Чебаково Ярославской железной дороги. В ходе работы с картотекой, - а это полтора десятка каталожных ящиков, - удалось выявить сведения на две с половиной сотни польских граждан. Большинство из них – 183 человека – впоследствии были возвращены на родину, в лагерь № 177 г. Познани. В лагерях Ярославской области умерло 22 польских военнопленных; из них 9 похоронены в Угличе; 7 – в Рыбинске; по 3 человека – на ст. Чебаково и в Ярославле.

ВТаким образом, в результате исследовательской работы удалось выявить подробные сведения о более чем двух сотнях персоналий. Пятая часть, или более 40 человек, - это представители национально-освободительного движения, революционеры, в том числе полтора десятка – участники польского восстания 1863 г. Шестая часть выявленных персоналий, или более 30 человек – католические священнослужители. Около полсотни персоналий – рабочие, крестьяне, мелкие служащие. Более двух десятков человек - работники губернских органов государственной власти и управления. Свыше полусотни персоналий – преподаватели, медицинские работники, деятели культуры и искусства.

ВИз наиболее значимых фигур можно упомянуть Ярославского губернатора Гавриила Герасимовича Политковского; Ростовского митрополита Арсения Мацеевича; Варшавского архиепископа Сигизмунда Герардовича Фелинского, сосланного в Ярославль за антиправительственную деятельность и находившегося в ссылке более 20 лет; одного из организаторов движения за сооружение римско-католического костела в г.Рыбинске ксендза Иосифа Лаврентьевича Бородзича; одного из активнейших членов Ярославского городского комитета помощи беженцам ксендза Мариана Вильгельмовича Токаржевского; врача расквартированного в Ярославле Фанагорийского гренадерского полка Бронислава Леонардовича Трояновского; врача Ярославской Большой мануфактуры Станислава Станиславовича Братановича; одного из лучших директоров детдома Петровского района Ярославской области Елену Эдуардовну Францке; репрессированных и впоследствии реабилитированных руководителя экспериментальной лаборатории РАКа Станислава Юльяновича Невятовского; начальника экспериментального отделения РАКа Эдуарда Яновича Карасинского; настоятеля Ярославского молитвенного дома Михаила Исидоровича Рутковского; председателя общины рыбинских католиков Станислава Петровича Хартовского.


Кузнецова Ольга Владимировна,
ведущий научный сотрудник ГАЯО.


<<< Назад

 


18 января
2020 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо