Сайт Ярославского историко-родословного общества

 

Наши путешествия



ПЕНКИН Александр Геннадьевич,
член ЯрИРО, г. Ярославль


ЯРОСЛАВЛЬ – С. ВЕЛИКОЕ – ГАВРИЛОВ-ЯМ

4 декабря 2005 г.


          Через село Великое в 70-е годы прошлого века (непривычно звучит!) я проезжал на автобусе много раз, но никогда не удавалось походить по его улицам, побывать на берегу пруда, а церкви на площади в те времена вообще были закрыты. Даже знаменитый Локаловский особняк я видел только на фотографиях. И вот мы в Великом, никуда не торопимся, а главное, с нами снова Ирина Ивановна, а значит, есть вероятность увидеть то, что обычному туристу не всегда удается.
          В путь мы отправились по старой московской дороге через Карабиху и Селифонтово. Хотели побывать у памятного знака на месте захоронения жертв репрессий 1937 года, но так, к сожалению, и не нашли его.

Церковь в честь иконы Боголюбской Божьей Матери

          Свернув с трассы на Гаврилов-Ям, через несколько километров мы добрались до села. На его северной окраине тоскливо смотрятся полуразрушенные останки однопрестольной зимней церкви Тихвинской иконы Богородицы, построенной в 1861 году на средства прихожан да 800 рублей пособия от казны. Не останавливаясь, мы проехали к Боголюбской церкви, которая в отличие от первой не только жива, но и радует глаз свежепобеленными стенами и золочеными крестами на куполе и колокольне. Шла служба, и было довольно много прихожан по случаю праздника Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии. Церковь в честь иконы Боголюбской Божьей Матери была построена как кладбищенская в 1847 году усердием церковного старосты, крестьянина села Михаила Крашенинникова и прихожан.
          У алтарной стены до сегодняшнего дня сохранилось надгробие на могиле бывшего старосты с оригинальной надписью (орфография сохранена):

«Здесь погребено тело раба Божия
строителя храма сего
МИХАЙЛА АЛЕКСЕЕВИЧА
КРАШЫНИНИКОВА,
скончался 1853 августа 5 дн.,
жития его было 67 лет
и 9 месицев»

          А с обратной стороны наивно-трогательная эпитафия с ошибками – видимо, не слишком грамотен был мастер:

«Неславти вы миня стихами,
Они нинужны мертвицам.
Пожертвуйте вы мне сердцами,
Как жертвовал я вам.»

Ирина Ивановна у могилы М.А. Крашенинникова

          История установления празднования Боголюбской Божьей Матери гласит, что «во время нашествия французов в 1812 г. чудотворная икона Божьей Матери Умиления из Мазанова Преображенского девичьего монастыря Могилевской епархии была носима по разным городам, в 1813 году мая 24 прибыла в с. Великое. В память сего, по особому благочестивому усердию жителей села, к 15 числу августа 1814 г. была для храма списана точная копия на кипарисной доске и установлено празднование сему образу 24 мая».
          Рядом с церковью и кладбищем расположился старинный липовый парк. Начало его создания в 1892 году связано с именем Писарева Ильи Дмитриевича, врача-общественника. По его же инициативе в 1904 г. было создано образцовое добровольное пожарное общество, в 1909 г. расчищен Черный пруд, построен больничный городок.

На аллее липового парка зимой

          Прогулявшись по заснеженной аллее, мы созвонились с местной жительницей Басовой Татьяной Анатольевной, которая и стала нашим добрым гидом по памятным местам Великого. Встретились и познакомились мы с ней у открытых настежь дверей возрождаемого главного храма села – во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Раньше в ней было еще два престола: в честь Смоленской Божьей Матери и святого Великомученика Димитрия Солунского.

Церковь Рождества Богородицы, колокольня и церковь Покрова Богородицы в центре села Великого.

 


          Южнее, справа от колокольни находится бывшая теплая церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы с престолом в честь Святителя и Чудотворца Николая.
          Огромное пространство трапезной церкви Рождества Богородицы поражает своими размерами. Совсем недавно отсюда вывезли тонны мусора, что скопились здесь за годы запустения. Но многие фрески остались живы, несмотря на долголетнее пренебрежение. В тот день шла праздничная служба в небольшом помещении, видимо бывшей дьяконицкой. Но уже есть надежда, что стараниями отца Алексия и прихожан храм будет возрожден.

Пользуясь тем, что Татьяна Анатольевна входит в состав причта, а сегодня опекает и нас, мы сумели осмотреть и те помещения, в которые не решились бы заглянуть одни. На одной из стен хорошо сохранилось клеймо с записью о постройке этого храма.  Пользуясь тем, что Татьяна Анатольевна входит в состав причта, а сегодня опекает и нас, мы сумели осмотреть и те помещения, в которые не решились бы заглянуть одни. На одной из стен хорошо сохранилось клеймо с записью о постройке этого храма.

          В нем говорится, что церковь была построена в царство Петра Алексеевича в 1712 году от Рождества Христова и освящена самим епископом Ростовским и Ярославским Досифеем.
          Здесь же, через неприметный ход в стене, по узкой каменной лесенке можно подняться на галерею, где видимо, располагался клирос. Пока там кроме следов пребывания голубей, да склада какого-то утеплителя ничего нет. Но зато перед нами совсем близко открылись хорошо сохранившиеся фрески.
          По преданию церковь Рождества Богородицы построил на свои средства фельдмаршал, князь Никита Иванович Репнин, которому Великое было пожаловано Петром I, как герою Полтавской битвы. Внук фельдмаршала П.И. Репнин в 1742 году поставил теплый храм Покрова Богородицы. Через какое-то время между церквями была возведена 75-метровая колокольня, а весь комплекс завершила каменная ограда с четырьмя башнями-часовнями. Величавость и монументальность строений в самом центре села позволяет его жителям называть это место Великосельским кремлем.

Фрески церкви Рождества Богородицы (вид с клироса).  Фрески церкви Рождества Богородицы (вид с клироса).

          Чтобы попасть в Покровскую церковь, надо было дождаться окончания службы. А пока мы отправились в короткое путешествие по селу.

Дом Бещевых.

          Татьяна Анатольевна с гордостью рассказала нам, что в Великом сохранились уникальные памятники гражданского каменного зодчества. Отличительной особенностью архитектуры села является застройка его домами, обращенными фасадом к центру села, к храмовому комплексу. Да и сами улицы расположены вокруг кремля, словно волны от брошенного в воду камня, соединяясь с центральной площадью радиальными переулками. И, конечно, богата история села его замечательными людьми. В самом начале нашего пути мы остановились у высокого дома, в котором родился и вырос Борис Павлович Бещев, начавший свой путь простым телеграфистом и в течение 30 лет проработавший министром путей сообщения страны.
          Гордятся сельчане и своим земляком генералом Николаем Ивановичем Труфановым. На стене школы, где он учился с 1912 по 1916 гг. висит мемориальная доска. В этой же школе учился и Константин Сергеевич Корнев, бывший в середине прошлого столетия министром мелиорации и водного хозяйства РСФСР.
          Слушая рассказ нашей спутницы, мы приближались к одной из улиц, на которой что ни дом, то памятник истории. Двухэтажное каменное строение со старинной кованой дверью (вероятно ведущей в складское помещение) и такими же коваными ставнями на маленьком окне – это дом 19 на улице Ярославской. Предание гласит, что именно здесь, да и не один раз, останавливался царь Петр Алексеевич на пути в Архангельск.

Дом № 19 по ул. Ярославской в с. Великом.

          Вдали посада, по которому мы шли, показалось, словно явившееся из русской сказки, удивительное по красоте и изяществу строение с башенками и флюгерами – так называемый Локаловский особняк. Эту усадьбу фабриканта А.А. Локалова, построенную архитектором Ф.О. Шехтелем в 1888-1890 гг., многие называют жемчужиной села Великого. И это действительно так. На меня, часто в детстве гостившего у деда в поселке Красный Профинтерн, этот дом произвел такое же впечатление, как сказочный особняк Понизовкиных. Что-то общее между ними, наверняка не в архитектурном, а в эмоциональном восприятии, я ощутил, оказавшись перед этим зданием. Кстати, А. Локалову, как и Н. Понизовкину, в силу сначала семейных, а потом исторических причин, так и не пришлось пожить в своем особняке.

Локаловский особняк.

          Нам не удалось побывать внутри – там сейчас располагается детский дом, и мы не решились беспокоить их без предварительной договоренности. Но Ирина Ивановна показала нам фотографии интерьера, который поражает не меньше, чем сам особняк. Там есть чудесные лепные украшения и изразцы, дубовые двери и оригинальные кованые решетки ворот, и даже соляная комната-грот с мраморным фонтаном в виде рыбы и морской раковины.

Интерьер Локаловского особняка.

  

Фонтан в комнате-гроте.

          Татьяна Анатольевна убеждена, что Локаловский особняк имеет свой прототип – замок Нойшванштайн в Баварии. У них есть сходство по нескольким пунктам, да и судьбы их владельцев схожи. Хочется верить, что эта легенда найдет свое подтверждение.

Замок Нойшванштайн в Баварии.

          На этом снимке можно рассмотреть тот самый замок-прототип Локаловского особняка, как считает Татьяна Анатольевна. На мой взгляд, внешнего сходства совсем немного. Хотя, действительно, есть что-то общее во внутреннем убранстве.
          Сказочный замок Людовика Баварского – его сбывшаяся наяву фантазия, замок-сказка, вознесший свои будто игрушечные башенки и галереи над лесистыми холмами в Баварских Альпах под городом Фюссеном. У замка весьма внушительные размеры, да и строился он в течение семнадцати лет. Внутреннее убранство замка являет собою смесь различных архитектурно-художественных стилей: тут и колонны-сталактиты, и тронный зал, и певческий зал с изысканным освещением, предназначавшийся для постановок опер Вагнера.
          Кстати, у Людовика был не один замок, и в каждом было что-то необычное: фонтаны, сталактиты и т.п. Современники считали его не вполне вменяемым, всем бросались в глаза многие странности его поведения, манера причудливо одеваться, да и вообще весь образ жизни, - он, к примеру, иногда целыми днями спал, а порой приглашал к себе на обед… дух Людовика XIV. А в конце жизни его безумие было совершенно очевидно и ни у кого не вызывало сомнений.

Фрагмент кованой ограды Локаловского особняка (без деталей фона).

          По одной из радиальных улиц мы вскоре вернулись на центральную площадь к церкви Покрова Богородицы. Татьяна Анатольевна представила нас отцу Алексию (Кульбергу) и подошедшему мастеру-реставратору. Вместе с ними мы и попали внутрь церкви Покрова Богородицы. Первое, что поражает, это огромное пространство трапезной, как будто церковь строилась не в селе, а в столичном Петербурге. Оказывается у храма очень трудная судьба. Он перенес два пожара, после каждого перестраивался. Последний раз в начале прошлого века при восстановлении свода применили новую технологию монолитного бетонного литья, в результате чего и появилась такая огромная трапезная. Я попробовал сделать снимок внутри церкви, но было темно, разглядеть что-либо трудно, но представление о масштабе получить можно.

Трапезная церкви Покрова Богородицы.

          В советские годы в церкви долго работал клуб, потом последовали несколько лет запустения и разрухи. Возрождение началось в праздник Покрова Пресвятой Богородицы в 2004 году. Состоялся крестный ход, прошли первые службы, началась реставрация храма. И сейчас внутри приметы ведущегося ремонта и строительства: штабеля досок и другого строительного материала, восстановлен северный вход в церковь, реставрируется каменная кладка помещения дьяконицкой и алтарной части.
          В одном из своих обращений к прихожанам настоятель храма иерей Алексий так выразил свои мысли: «Храм Покрова обретает утерянные, казалось, формы. Люди обретают утерянную, казалось, надежду. Может быть, Матерь Божия примет эти труды и молитвы, совершит с нами, кажется, невозможное… Может, дарует нам возможность наполнить собою построенные нами храмы и через это откроет нам путь к возрождению Отечества земного и к Небесному Царствию».
          В завершение мы обошли храм снаружи, чтобы рассмотреть еще одну его особенность – изразцы. На холоде и по сугробам сделать это было не очень удобно, но нас, как всегда, выручил в таких случаях фотоаппарат. Уже дома, поработав над изображением, я собрал изразцы на одну фотографию, чтобы можно было разглядывать их без спешки.

Изразцы со стен церкви Покрова Богородицы (коллаж).

          На прощание Татьяна Анатольевна подарила нам буклеты о селе Великом, и мы отправились в Гаврилов-Ям, правда, не особенно надеясь, что сможем там попасть куда-либо.
          Когда-то это была деревня Гаврилово, затем при Иване Грозном она стала ямской слободой, жители которой занимались ямской службой. Уже в XIX веке купцом Локаловым здесь была построена льняная мануфактура, которую прежде жители Великого не позволили строить в своем селе.
          На самом въезде в старую часть Гаврилов-Яма недавно появился музей ямщика Гаврилы. Само строение напоминает повозку с увязшими в грязь огромными колесами.

Музей ямщика Гаврилы в Гаврилов-Яме.

          Внутрь мы не попали, но остановились у большого колеса, чтобы перекусить и выпить чаю. Впрочем, на этом и путешествие наше практически закончилось. Домой возвращались по дороге через Заячий Холм.
          Мои друзья удивлялись, что я знаю все деревни и села, которые мы проезжали. Пришлось рассказать, как я ходил пешком по этой дороге из Гаврилов-Яма в село Вышеславское, где жил и работал одно время мой старший брат Павел.
          Как ходил в туристический поход Ярославль - Гаврилов-Ям по этой же дороге с ночевкой в Заячьем Холму. А однажды мы с братом даже встретили Новый год посреди села Унимерь (это было в те времена, когда в Ярославской области ввели местное время), а через час во второй раз вместе со всей страной отметили Новый год в доме Павла в деревне Матвейка.
          Можно бы еще рассказать о моей работе дояром и маляром и многих приключениях, связанных с этими местами. Но об этом как-нибудь в другой раз.
          Ну а эта поездка в село Великое стала неплохим завершением нашего сезона путешествий в 2005 году.

Татьяна Анатольевна Басова - наш добрый Великосельский гид.

 


21 января
2016 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо